Франция

Экономика после COVID-19: французский вариант

Автор: Денис Стаджи
Власти Франции нашли нестандартный по нынешним меркам вариант помощи бизнесу, пострадавшему во время коронавирусной пандемии. Мы присмотрелись к нему и попытались понять: возможно ли применить «кредиты совместного участия» в других странах, в том числе в Беларуси?

Решение родом из 1970-х

Франция — страна с традиционно высоким государственным участием в экономической жизни общества, а также в крупном бизнесе. Это с одной стороны. С другой — в период пандемии национальный бизнес этой страны накопил просто-таки непомерный уровень корпоративного долга. Его размер уже достиг 21,5% ВВП, что примерно в два раза больше, чем у партнеров Франции по ЕС — Италии, Бельгии и Испании, и в четыре раза больше, чем у Финляндии и Германии.

Одна из причин в том, что (как и в Беларуси, кстати) французский бизнес пользуется государственными преференциями, но при этом одновременно тянет на себе немалый груз «социалки». То есть обеспечивает своим работникам очень многое: от медицинских страховок и пенсий до различных выплат по нетрудоспособности. В периоды кризисов бизнес, не имея возможности стряхнуть эту ношу, то есть оптимизироваться, быстро накапливает долги. Но, получается, отчасти в этом виновато государство.

Власти Франции это хорошо понимают. Поэтому президент Эммануэль Макрон предложил использовать для спасения крупного, среднего и малого бизнеса страны несколько нестандартный экономический механизм, разработанный еще в 70-е годы ХХ века. Теперь его решено задействовать, чтобы распределить тяготы по поддержке национального бизнеса между государством и населением Франции — так родился проект, получивший в СМИ название «план по спасению бизнеса».

Речь идет о механизме «кредитов совместного участия» или «кредитования при частичной государственной поддержке», который был прописан в специальном законе еще в 1978 году. Подробности пока еще прорабатываются, но уже известно, как в целом будет работать этот механизм. Он сводится к созданию специальных фондов, которые при поддержке и под контролем банков и государства будут предоставлять капитал нуждающимся предприятиям.

При этом некоторое количество денег для спасения местного бизнеса может быть перенаправлено с депозитов населения — при согласии их владельцев, разумеется. В свою очередь, государство в рамках этого проекта обеспечивает гарантирование до 35% стоимости таких вливаний (а возможно, и заметно больше). На это власти Франции готовы выделить около €20 млрд.

Экономика после COVID-19: французский вариант
Фото: flickr.com / patrick janicek

По примеру «исламского банкинга»

При более пристальном рассмотрении предлагаемый механизм поддержки бизнеса выглядит так: создаются специальные институционные фонды, которые, выделив средства, становятся не только кредиторами, но и временными акционерами предприятий-заемщиков. Этот подход перекликается с основными принципами так называемого исламского банкинга, распространенного в арабских странах. Ислам, как известно, запрещает давать в долг под проценты, поэтому исламские банки оформляют свои кредиты как инвестиции в предприятия, часто — временные. Тем самым разделяя с предприятием как прибыли, так и убытки.

В свою очередь, французское государство обещает обеспечить предприятиям условия сотрудничества, которые им по определению не могут предложить коммерческие банки. Как заявил министр финансов Бруно Ле Мэр, ссуды должны выдаваться сроком не менее чем на восемь лет, а некоторые — и на все десять. Более того, первые выплаты по ним будут начисляться не ранее чем через четыре года.

Одновременно свои меры разрабатывает Министерство финансов Франции. Речь о кредитах, которые гарантируются государством, — их объем оценивается в €132 млрд. По ним, чтобы максимально смягчить бизнесу условия посткризисного восстановления, правительство готово конвертировать некоторые займы в гранты. То есть по факту списать их. Это очень актуально, поскольку по ссудам, выданным почти год назад, необходимо принимать решение: возобновить, продлить или реструктуризировать.

Президент Конфедерации малых и средних предприятий Франции (CPME) Франсуа Асселен, участвовавший в разработке программы спасения национального бизнеса, так прокомментировал президентскую и правительственную инициативы:

Развертывание программы кредитов долевого участия позволит проверить возможности традиционного банковского сектора, который не привык раздавать подобные продукты небольшим компаниям. Она должна быть такой же эффективной, как и ссуды, гарантированные государством, и потребует от банков мобилизации своих специалистов по частному капиталу.

Этот правительственный план еще требует одобрения Еврокомиссии, поскольку она осуществляет надзор за соблюдением правил оказания государственной помощи внутри ЕС. Кроме того, критики указывают на очевидные риски — например, по оценке Банка Франции, до 6% кредитов, гарантированных государством, вполне могут попасть в категорию безнадежных. И это еще очень сдержанная оценка. Недавнее исследование CPME и вовсе показало: 45% французских компаний малого и среднего бизнеса, взяв в долг, могут оказаться не в состоянии вернуть средства.

Тем не менее сейчас во Франции ситуация в экономике такова, что власти страны ищут любые решения, которые позволят им не прибегать к по-настоящему экстренным мерам. В этой ситуации механизм «кредитов совместного участия» выглядит не худшим вариантом: он позволит аккумулированные населением средства — с согласия людей — направить на поддержку бизнеса, который по большому счету этих же людей и кормит.

Экономика после COVID-19: французский вариант
Фото: flickr.com / T.O.F.

Варианты есть, но не про нашу честь

Совсем иначе поддерживают бизнес, скажем, в США. Подписанный президентом Джо Байденом законопроект о мерах помощи пострадавшей от коронавируса экономике на сумму $1,9 трлн был принят Сенатом 6 марта в результате более чем 24-часового заседания. Причем основная составляющая нового пакета мер — это стимулирующие чеки на сумму $1,4 тыс. каждый, которые будут разосланы большинству налогоплательщиков страны.

То есть в США стараются поддерживать экономику «снизу» — стимулируя потребительский спрос «вертолетными деньгами». Тоже хороший подход, хотя и со своими минусами — например, значительная часть полученных населением денег уходит не на покупку товаров и услуг, а прямиком направляется на фондовый и криптовалютный рынки.

Как считает главный экономист компании Amherst Pierpont Securities Стивен Стэнли, дополнительный пакет стимулирующих мер для миллионов американцев в сочетании с дополнительными пособиями по безработице и ускорением вакцинации должен поддержать экономический рост в течение всего года. «Этот стимул даст укол адреналина на короткий период времени», — заявил он Bloomberg.

Но у многих стран, в том числе у Беларуси, просто нет возможности по американскому подобию стимулировать потребительский спрос, напрямую перечисляя огромные суммы населению. Так, может, в наших условиях сработает механизм «кредитов совместного участия»?

Сложно сказать. Во-первых, уговорить граждан добровольно направить часть их банковских депозитов на поддержку бизнеса в стране — задача в Беларуси крайне трудновыполнимая в силу особенностей менталитета. Во-вторых, вливание денег в крупные предприятия мы уже проходили (см. «Петр Прокопович, 2011 год»). Особого эффекта это не дало. Ну, то есть дало, но расплачиваться пришлось девальвацией.

Очевидно, стоит посмотреть, как все будет проходить во Франции, а потом уже осторожно примерить на Беларусь. В любом случае вариант интересный и куда более близкий к нашим реалиям, чем опыт США.


Курс бел. рубля 29.07.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.51502.5200
12.97002.9770
p1003.41003.4250
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198