Финансовый кризис

Пол Кругман: «Финансовый апокалипсис? Не сегодня»

Нобелевский лауреат по экономике — о больших планах и больших потрясениях
Автор: Борис Сумароков
Что Белый дом и ФРС намерены делать с экономикой после антипандемического пакета на $1,9 трлн? Почему вдруг американцы перестали бояться инфляции? Зачем им полная занятость? Лопнет ли очередной пузырь на фондовом рынке? На эти и другие вопросы Office Life ищет ответы в последних колонках и блогах в The New York Times лауреата Нобелевской премии по экономике (2008) Пола Кругмана.
Пол Кругман

Пол Кругман

Пол Кругман считается в Америке одним из самых популярных и охотно опровергаемых экономических комментаторов — много лет он ведет колонку в The New York Times, при этом его прогнозы довольно часто не сбываются. Сам экономист не очень переживает от этого: он считает, что предсказания и не должны сбываться — скорее, обязаны быть «забавными и провокационными». Он был профессором в Массачусетском технологическом институте (MIT) и Принстоне, сейчас преподает в Центре Высшей школы городского университета Нью-Йорка. Среди объектов критики Кругмана — интернет, биткоин, экономическая политика экс-президента Дональда Трампа и еще много всякой всячины.

Как и большинство экономистов, близких демпартии США, Кругман — представитель неокейнсианства, сторонник интервенционизма — вмешательства государства в экономику. New Yorker прямо пишет, что сейчас в администрации президента Джо Байдена сидят его единомышленники, в 2008 году, когда Кругман получал Нобелевскую премию, сидевшие там же, в администрации Барака Обамы, но считавшиеся гораздо более молодыми, менее влиятельными и высокопоставленными.

Ну и до кучи: родители Кругмана Дэвид и Анита — евреи родом из Бреста. Так что, возможно, недалек тот час, когда отечественные масс-медиа назовут нобелевского лауреата «славутым земляком» и «белорусским экономистом», как это они обычно делают в аналогичных случаях с другими знаменитостями. Тем более что белорусские экономисты тоже в основном кейнсианцы, только без приставки «нео».

Не исключено, что именно поэтому Кругман оптимист. «Апокалипсис возможен всегда, но, скорее всего, не сейчас. Рынки этого не ждут; частные „синоптики“ этого не ждут; конечно же, все они могут ошибаться, и я тоже. Но пока мы просто поживем и увидим», — пишет он в Twitter по поводу очередной волны апокалиптических прогнозов.

Кругман — о том, почему забуксовала экономика США в 2010-е

«Среди экономистов растет консенсус в отношении того, что экономика США провела большую часть десятилетия после финансового кризиса 2008 года, производя и нанимая меньше, чем следовало. Возможно, мы наконец-то приблизились к полной занятости накануне пандемии, но даже это не совсем очевидно.

...Резкое замедление темпов роста трудоспособного населения привело к снижению инвестиционного спроса, а также к очевидному замедлению темпов технического прогресса. Каковы бы ни были причины, доиндустриальная экономика большую часть своего времени существовала в условиях недостаточного развития относительно своего потенциала».

Кругман — о «плане Байдена» на $1,9 трлн

«Американский план спасения президента Байдена... — это краткосрочная мера помощи, предназначенная для решения чрезвычайной экономической ситуации. Есть некоторые элементы, которые, как надеются демократы, станут постоянными: налоговые льготы на детей, усиленные субсидии на медстрахование. Но большая часть расходов исчезнет в течение года».

Кругман — о том, что будет после $1,9 трлн

«Финансовые рынки сигнализируют, что ожидают возвращения к низкой эффективности, как только бум Байдена останется позади. В наши дни процентные ставки, по сути, являются барометром экономического оптимизма... Рынки говорят нам, что после бума ожидают возвращения к стагнации, и это было бы плохим сценарием...

И как только большие расходы останутся позади, мы все, скорее всего, снова окажемся в состоянии „вековой стагнации“, старой концепции, недавно возрожденной Ларри Саммерсом... Но это означает состояние, в котором экономика постоянно испытывает трудности с поддержанием полной занятости даже при сверхнизких процентных ставках. Экономика, подверженная вековой стагнации, время от времени все еще будет переживать периоды подъема, но политикам будет трудно компенсировать плохие новости — такие как лопнувший финансовый пузырь».

Справка Office Life

Ларри Саммерс, министр финансов в администрации Билла Клинтона (1999-2011), единственный из близких демпартии экономистов, усомнился в том, что вливание в экономику $1,9 трлн не вызовет инфляции. Пол Кругман в феврале 2021 года принял участие в zoom-дебатах с Саммерсом, которые, как уверяют СМИ, блистательно выиграл: президент США последовал его, а не Саммерса рекомендациям.

Кругман — о рецепте спасения экономики

«Я очень оптимистично смотрю на экономические перспективы на ближайшие год-два. Однако помимо этого нам понадобится еще одна крупная политическая инициатива, чтобы сохранить хорошие времена.

Ответ на самом деле очевиден: это большая программа государственных инвестиций, оплачиваемая в основном за счет заимствований, хотя и с возможностью введения новых налогов, если она действительно велика. Такая программа выполняла бы двойную работу. Не говоря уже о макроэкономике, нам нужно много тратить на восстановление нашей разрушающейся инфраструктуры, борьбу с изменением климата и многое другое. И госинвестиции также могут стать основным источником рабочих мест и роста, помогая вытащить нас из ловушки стагнации.

Хорошая новость заключается в том, что экономисты администрации Байдена прекрасно все это понимают и, судя по всему, уже находятся в процессе разработки очень амбициозного плана развития инфраструктуры. Плохая же новость в том, что добиться принятия такого плана будет очень трудно в политическом плане...»

Справка Office Life

Демократическая партия в экономике систематически пытается воспроизвести New Deal Франклина Делано Рузвельта, позволивший ему оставаться у власти четыре срока. При этом многие экономисты оспаривают эффективность New Deal. Предыдущий «амбициозный план развития инфраструктуры», предложенный Трампом, не был реализован, поскольку не снискал поддержки демократов..

Кругман — о природе инфляции

«Базовая инфляция измеряет не стоимость жизни, а нечто иное: инфляционную инерцию... Некоторые цены в экономике постоянно колеблются в зависимости от спроса и предложения; очевидными примерами являются продукты питания и топливо. Однако многие цены не колеблются таким образом, поскольку устанавливаются олигополистическими фирмами или согласовываются в долгосрочных контрактах, так что они пересматриваются только с интервалом от нескольких месяцев до нескольких лет. Многие зарплаты устанавливаются таким же образом.

Ключевая особенность этих менее гибких цен — догадка, благодаря которой Нед Фелпс получил Нобелевскую премию, — заключается в том, что поскольку они пересматриваются не очень часто, то устанавливаются с учетом будущей инфляции... Это говорит нам, что инфляция имеет тенденцию к самосохранению, если нет большого избытка предложения или спроса. В частности, после того как ожидания, скажем, постоянной инфляции 10% станут „встроенными“ в экономику, потребуется значительный период спада — годы высокой безработицы».

Справка Office Life
Эдмунд Фелпс получил Нобелевскую премию по экономике в 2006 году «за анализ межвременного обмена в макроэкономической политике». Кругман критикует господствующую концепцию инфляции, подкрепляя свою догадку о неэффективности современных методов борьбы с ней примером Японии, где следование монетаристским антиинфляционным рецептам привело к растянувшемуся на десятилетия кризису, дефляции и стагнации. Его альтернатива японскому сценарию — активное вмешательство в экономику государства.

От редакции

Всем хорош Кругман — например, его критика неолиберализма и монетаризма вполне убедительна. Другое дело, что гарантий эффективности предлагаемых им альтернативных шагов не существует. Многие из подходов, отстаиваемых им сейчас, использовались в Беларуси в 1990-2000-х годах — правда, в классическом кейнсианском, а не в неокейнсианском духе. И вы помните, как их тогда комментировали СМИ, бизнес, а зачастую и высокопоставленные чиновники.

Фото: depositphotos.com


Курс бел. рубля 23.04.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.58302.5880
13.10603.1100
p1003.39003.3660
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198