Магазин
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Новый удар по ценам в Беларуси: хотели как лучше, а получилось как всегда?

Автор: Леонид Фридкин
От призывов ввести дополнительные ограничения на рост цен до реальных действий у нас дорожка короткая. Символично, что меры по защите населения от подорожания социально значимых товаров первой необходимости Совмин утвердил именно 23 февраля своим постановлением № 100. Действительно, много ли надо времени, чтобы разморозить старые проверенные методы замораживания цен.

Back to the 1999

Прежде всего правительство запретило субъектам хозяйствования с 25 февраля до конца месяца повышать цены на социально значимые товары первой необходимости по сравнению с ценами, действовавшими на 24 февраля — без учета акционных скидок. Запрет касается юрлиц всех форм собственности и индивидуальных предпринимателей — производителей, импортеров, оптовиков и розничной торговли. Если каких-то товаров на 24 февраля не было, то заморозка действует с ближайшей предыдущей даты.

С 1 марта цены на товары и лекарства, включенные в перечни, утвержденные постановлением № 100, позволяется повышать не более чем на 0,2% в месяц к ценам, сложившимся на последний день предыдущего месяца, а если в этот день данный товар не продавался — то к цене на товар той же разновидности и расфасовки. Минсельхозпроду, Минздраву, концерну «Белгоспищепром», другим министерствам, ведомствам, облисполкомам и Мингорисполкому поручается принять соответствующие меры и обеспечить поставки в торговые объекты и аптеки под потребность внутреннего рынка продукции, производимой подчиненными организациями. Кроме того, руководителям этих госорганов и организаций приказано «принять системные меры по анализу и мониторингу цен по всей цепочке их формирования (установления), издать локальные правовые акты об организации работы по стабилизации цен с установлением четкой системы контроля и оценки работы кадров». По сути, речь идет о масштабном вмешательстве чиновников в работу предприятий, в том числе частных.

Таким образом, в республику вернулись предельные индексы роста цен, некогда введенные указом от 19.05.1999 № 285, отмененным в 2011 году. 

С тех пор выросло целое поколение предпринимателей и бухгалтеров, для которых подобные ограничения кажутся мрачным мифом. Они слыхом не слыхивали о постановлениях Совмина от 18.06.1999 № 944, Минэкономики от 14.09.2000 № 184 и множестве прочих нормативных актов, действовавших до принятия указа от 25.02.2011 № 72. Теперь они попали почти в ту же сказку, что и их родители.

Отличие лишь в том, что 10-20 лет назад предельные индексы устанавливались на все товары и услуги, кроме тех, которые включались в особый список. Теперь у регуляторов обратный подход. Предельные индексы установлены на 62 позиции социально значимых товаров, включая основные продукты питания, сахар, а также мыло, туалетную бумагу, памперсы и спички. В перечне лекарственных средств — 50 позиций, в основном отечественного производства. Зато и предельный индекс жестко зафиксирован — причем гораздо ниже прогнозного уровня инфляции, установленного в правительственных программах.

15 лет усилий бизнеса перечеркнуты

Повышение цен выше установленного предела допускается только по согласованию с Комиссией по вопросам государственного регулирования ценообразования при Совмине. Для согласования потребуется обращение профильного отраслевого министерства, концерна, а также облисполкомов и Мингорисполкома. Это мы тоже проходили. Сразу вспоминаются старые добрые постановления Совмина № 353 и Минэкономики № 99 — со множеством бумаг, бюрократической волокитой и специфической коррупцией, с которой, казалось, было покончено 10 лет назад. Помнится, для этого бизнес-сообществу пришлось почти 15 лет убеждать чиновников, что от тотального регулирования цен гораздо больше вреда, чем пользы. Теперь все начинается сначала.

Просто отказаться от возни с убыточными товарами не получится: МАРТ и Минздраву поручено скорректировать ассортиментные перечни товаров и лекарств, чтобы обеспечить наличие в продаже социально значимых товаров первой необходимости. Заодно эти министерства вместе с облисполкомами и Мингорисполкомом будут контролировать выполнение норм постановления, а также соблюдение субъектами торговли и аптеками данных перечней. 

Разумеется, главным инструментом обеспечения будут административные меры и штрафные санкции. Вообще-то, сбить цены можно было бы с помощью снижения налогов и товарных интервенций, предусмотренных законом о торговле. Но это не наш метод.

Интересно, что исполкомам также поручено обеспечить информирование юрлиц и ИП о требованиях постановления № 100. Так что ждем «писем счастья» с разъяснением новой регуляторной политики. Заодно не лишне напомнить, что статья за нарушение установленного порядка формирования и применения цен в новом КоАП никуда не делась, а только сменила номер с 12.4 на 13.2.

Куда делась победа над инфляцией?

До недавних пор победа над инфляцией была предметом особой гордости властей. В прошлом году случился сбой, а в январе он повторился. Замаячила перспектива серьезного увеличения инфляции. Причин для этого множество, как внешних, так и внутренних. К примеру, ФАО отмечает рекордный рост мировых цен на продовольствие, цены на нефть опять растут, прошлогодняя девальвация принесла белорусским компаниям огромные убытки. В прошлом году из-за девальвации предприятия потеряли примерно 6-8 млрд рублей признанных убытков и еще около 6 млрд припрятали на будущее, что позволяется указом № 159. В этом легко убедиться, заглянув в статью 230 баланса многих флагманов и компаний помельче. В этих суммах — реальное воплощение тех самых рисков, которые пытаются закладывать в цены предприятия — особенно те, которым никто льготные кредиты не даст и долги не спишет. С 1 января выросли налоги, которые Нацбанк прямо назвал одним из основных факторов ускорения инфляции.

Новый удар по ценам в Беларуси: хотели как лучше, а получилось как всегда?
Источник: Нацбанк

Все это следовало бы принять как данность и не мешать естественному ходу экономических процессов. Но, как и 20 лет назад, руководство страны не верит в рыночные механизмы и уповает исключительно на ручное регулирование как единственный способ удержать инфляцию в рамках своих прогнозов.

В  комментарии МАРТ принимаемые меры названы «гарантией справедливых цен». Однако вряд ли покупатели сочтут замороженные на сегодняшнем уровне цены справедливыми для своих кошельков, а производители и продавцы — для своих финансовых результатов. Навязывая ассортиментные перечни, власти не позволяют ретейлу увильнуть от наполнения полок социально значимыми товарами. Компенсировать потери торговля попытается за счет групп товаров, на которые цены не регулируются. Но велика вероятность, что тогда государство возьмется и за них. Так что избежать рисков никак не удастся — до тех пор, пока магазины работают.

Сколько продлится ценовое регулирование?

Разумеется, компании попытаются выжить — так же как они выживали в лихие девяностые и бурные нулевые. Если не окажется, что приостановление работы торгового объекта за нарушения ценового законодательства по указу № 143 выгоднее, чем торговать по зарегулированным постановлением № 100 ценам.

В экономике свои критерии справедливости. Попытки их административно-командного установления обычно до добра не доводят. Напротив, нерыночные методы регулирования потребительских рынков мешают адекватно оценивать соотношение спроса и предложения, которое является основой справедливости цен. А потому «минимизации влияния на потребительский спрос увеличения затрат у организаций с высокой долей импортной составляющей в себестоимости» и роста цен на импорт чаще всего оборачиваются дефицитом на полках, убытками субъектов хозяйствования и расцветом черного рынка. А героическая борьба государства с этими безобразиями — увеличением давления на бизнес. Заодно растет коррупция — прямо пропорционально строгости разрешительно-запретительных процессов.

От редакции

Как долго Беларусь будет жить с ценовым регулированием? Законодательство Евразийского экономического союза, куда мы входим, позволяет вводить такие ограничения только на 3 месяца. Но не запрещается потом вводить по новой сколько угодно раз. Так что ответа на этот вопрос пока нет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Курс бел. рубля 14.04.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.62002.6250
13.13603.1390
p1003.43303.4300
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198