Бюджет
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Бюджет-2021 и налоги: чем грозит бизнесу принцип «взять все и поделить»

Автор: Леонид Фридкин
Никогда еще проект госбюджета на очередной год не вызывал такого резонанса. Авторы по инерции уверяют, что бюджет сохранит социальную направленность, а если налоги и растут, то исключительно чтобы изыскать средства для борьбы с COVID-19. И вообще, это временно. Но какой уж там рост экономики с такой структурой бюджета и ростом налогов. Особенно после того, как власти столь явно продемонстрировали, на что тратят эти налоги.

Между ежегодно планируемыми цифрами бюджета и окончательными результатами то и дело возникают существенные расхождения. На сей раз деваться некуда: увеличить доходную базу не позволяют текущие тренды инвестиций и потребления, несмотря на планируемый рост доходов. А расходная часть бюджета формируется, исходя из значимости расходов, где социальный аспект отнюдь не главный приоритет.

Судя по  проекту закона на 2021 год, налоговые доходы республиканского бюджета в текущих ценах сократятся на 1,2% по сравнению с планом текущего года, а в сопоставимых — вероятно, на 10-12%, если сбудется прогноз по инфляции. Между тем за 9 месяцев 2020 года налоговые доходы консолидированного бюджета по сравнению с аналогичным периодом 2019 года уже уменьшились на 11% в реальном выражении, а республиканского — на 13,8%. Такой обвал не очень вяжется ни с умеренным спадом ВВП на 0,8-0,9%, которым заранее гордится правительство, ни с более чем скромным объемом налоговых льгот, предоставленных пострадавшим от COVID-19 отраслям.

Доходы республиканского бюджета не растут уже 4 года, в отличие от расходов и дефицита, который в следующем году превысит 4 млрд рублей.

Финансировать его придется в основном за счет налогов и кредитов, в том числе внешних. А поскольку по политическим причинам с заимствованиями могут быть затруднения, год предстоит напряженный.

Бюджет-2021 и налоги: чем грозит бизнесу принцип «взять все и поделить»

По сути, нам предстоит очередное сокращение доходов и расходов в реальном выражении. А когда начнется их восстановление, можно только гадать.

Взять все...

Еще осенью правительство уверяло бизнес-сообщество, что налоговая нагрузка не изменится. Это никого особо не радовало: 26% к ВВП тоже многовато, а с учетом отчислений в ФСЗН получается вообще 38-39%. Но мы как-то подзабыли, что декретом № 7 обещалось не допускать повышения налоговых ставок и введения новых налогов и сборов как раз до 2020 года. Срок вышел, так что можно повышать. Что в  проекте изменений в НК и сделано.

Бюджет-2021 и налоги: чем грозит бизнесу принцип «взять все и поделить»

Традиционная индексация на уровень инфляции ставок земельного, экологического налога, налога за добычу (изъятие) природных ресурсов, подоходного налога в фиксированных суммах и единого налога с ИП и иных физических лиц в обычных условиях выглядит нейтрально. Тем более что одновременно индексируются размеры вычетов и лимитов применения УСН. Но в условиях стагнации и особенно спада эти действия тоже способны подтолкнуть инфляцию. А вот предоставление столичным властям права увеличивать ставки единого налога не в 2, а в 4 раза может дать неожиданный каскадный эффект. Ведь поступления этого налога в целом по республике за 9 месяцев 2020 года снизились на 14,5% по сравнению с январем — сентябрем 2019 года, в том числе в Минске — на 6,4%. При этом число ИП — плательщиков единого налога в столице сократилось на 10%. Их может стать еще меньше из-за двукратного увеличения налога — особенно если ситуация на рынке не улучшится. Но тогда другая новация — повышение ставки земельного налога и арендной платы за землю торговых центров и обслуживающих их автостоянок с 0,7 до 1,5% от кадастровой стоимости — окажется для ТЦ весьма обременительной.

Еще одно новшество — увеличение ставок налога на прибыль для операторов мобильной связи с 18 до 30%, а для ломбардов — с 25 до 30%.

Конечно, кого еще пощипать, как не столь высокодоходные бизнесы.

Например, прибыль МТС (Беларусь) за 9 месяцев 2020 года выросла более чем в 1,5 раза по сравнению с аналогичным периодом 2019-го. Компания уплатила 59 млн налога на прибыль. Так что, увеличив ставку, можно только с них дополнительно собрать 12-14 млн рублей. Далее. В республике насчитывается 82 микрофинансовые организации, в том числе 79 ломбардов, а их доходы по текущей деятельности за 9 месяцев составили 30,2 млн рублей. За год наберется примерно до 40 млн. Стало быть, увеличение для них ставки налога с 25 до 30% принесет максимум 2 млн рублей.

Однако, по данным Белстата, доходы от услуг сотовой подвижной электросвязи за это время в сопоставимых ценах составили лишь 76,9% к январю — сентябрю 2019-го. Если и дальше дела в сфере ИКТ, финансовой и иных сферах будут катиться таким образом, то база для обложения налогом на прибыль явно не вырастет. К тому же все, кто столкнется с увеличением налоговой нагрузки, получат мощные стимулы заняться ее оптимизацией. А в их креативности можно не сомневаться. Как и в том, что все фискальные новации незамедлительно повлекут рост цен, причем независимо от того, какие именно налоги повышаются — прямые или косвенные, имущественные или оборотные.

По-видимому, это знают и авторы закона о бюджете. А потому во всех проектах бюджета, включая окончательный, значится сумма налога на прибыль в 1,7 раза меньше, чем планировалось на уходящий год. Что весьма предусмотрительно: за 10 месяцев поступление этого налога упало на 29,3% к январю —октябрю 2019 года, а у предприятий скопились миллиарды явных и скрытых убытков для переноса на следующий год.

Сенсационно выглядит повышение ставок подоходного налога для резидентов ПВТ и «Великого камня» (Китайско-белорусского индустриального парка) с 9 до 13%. На мой вкус, отменяемую ныне льготу и вводить не следовало. Можно даже сказать, что восстанавливается социальная справедливость. Но в нынешних условиях это решение лишь подстегнет релокационные настроения среди айтишников.

Увеличение ставок акцизов на табачные изделия на 15%, сокращение перечня продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых НДС по ставке 10%, а также обложение 10-процентным НДС лекарственных средств и медицинских изделий, несомненно, отразится на ценах этих товаров и финансовых результатах компаний, которые их производят или ввозят. Замминистра финансов Юрий Селиверстов пообещал, что вопросы обеспечения лекарствами стационаров и льготников «будут решены через увеличение бюджетных ассигнований». При этом в Минфине надеются, что увеличение НДС «обеспечит косвенный контроль за стоимостью импортируемых лекарств» и даже может создать условия для ее снижения. А «необоснованным» ростом цен займутся МАРТ с Минздравом. Так что увеличение налогов позволит чиновникам вновь заняться любимым делом: перераспределением бюджетных денег и проверками тех, кто этот бюджет наполняет.

...и поделить

Собранными с налогоплательщиков деньгами власти намерены распорядиться в соответствии со своим видением будущего страны. Так, из 27,3 млрд расходов 13,36 млрд пойдет на общегосударственную деятельность (в том числе более 3 млрд — на погашение госдолга). Расходы на национальную оборону составят 1,46 млрд рублей, а на судебную власть, правоохранительную деятельность и обеспечение безопасности — до 2,77 млрд. В сумме — 4,23 млрд. То есть на силовые структуры будет потрачено больше, чем на национальную экономику (3,72 млрд рублей), или социальную политику (2,06 млрд), или на вместе взятые здравоохранение (1,7 млрд), охрану окружающей среды (107,8 млн) и на жилищно-коммунальные услуги и жилищное строительство (388,9 млн рублей). Правда, обещается увеличить расходы республиканского бюджета на здравоохранение на треть, а на государственную инвестпрограмму — на 20%. Но потребности общества и экономики куда больше. А хроническое недофинансирование — одна из основных причин неэффективного использования средств.

Бюджет-2021 и налоги: чем грозит бизнесу принцип «взять все и поделить»

Трудно поверить, что в следующем году власти удержатся от привычки финансировать из бюджета убыточные государственные предприятия и АПК, а также «точечно» льготировать особо ценные или чем-то близкие к верхам бизнесы. Все это повлечет рост квазифискального дефицита, увеличит риски инфляции и девальвации рубля. Добавляет рисков выполнению бюджета «приземленное» понимание приоритетов и согласованности макроэкономических показателей, прежде всего темпов роста ВВП, производительности труда и цен. При этом власти сами признают, что кое-какие параметры, включая уровень инфляции, могут оказаться совершенно иными. Но тогда впору усомниться в реальности планов по налоговым поступлениям, финансированию экономики и социальной сферы. Такая неопределенность подогревает беспокойство бизнеса. Его страхи и сомнения могут послужить катализатором инфляции, спада деловой активности, вывода капитала и прочих кризисных явлений. А это больно ударит по планируемым темпам восстановления экономики, которыми, кстати, мы будем восстанавливаться до уровня 2013 года не одну пятилетку...

Фото: depositphotos.com


Курс бел. рубля 27.07.2021
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.51502.5180
12.96602.9650
p1003.40203.4140
Б/нал. (НБРБ)
$12.6048
13.0957
p1003.5198