Месторождение нефти

Российские месторождения нефти для Беларуси: перспективы, цена

Автор: Оксана Кузнецова
Инициатива Александра Лукашенко купить нефтяное месторождение в России взбодрила нефтяников и отраслевых аналитиков по обе стороны границы. Пока неизвестны ни объект, который приглянется Минску или будет предложен Москвой, ни параметры возможной сделки. Office Life разбирается вместе с экспертами, какие сценарии наиболее вероятны и что Беларусь может (и может ли?) выиграть от покупки российского месторождения нефти.

Каковы для Беларуси перспективы покупки месторождения в России?

По оценке ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, несмотря на договоренность глав государств, дьявол кроется в деталях проекта. Дело в том, что на самом деле Беларуси месторождение в России как таковое не нужно.

Белорусский интерес заключается в том, чтобы выявить какое-то месторождение, а дальше — получить на него налоговые льготы. Ведь смысл не в том, что Беларусь не может купить объемы нефти. Она не может купить нефть по устраивающим ее ценам. Поэтому конечная цель — пролоббировать для месторождения сокращенный НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) либо обнуление этого налога. Это позволит существенно понизить себестоимость нефти, ее можно будет покупать по более низким ценам, чем сейчас. Потому что именно НДПИ каждый год растет в России в рамках «налогового маневра».

Нулевая ставка НДПИ в России применяется только для нефтедобычи на арктическом шельфе, но даже такая льгота не стимулирует в достаточной степени российские компании для реализации подобных проектов.

Из-за «налогового маневра» каждый год российская нефть для Беларуси все ближе по цене к мировой. В 2024 году, когда маневр завершится, Беларуси придется покупать нефть по мировым ценам. Конечно, она будет несколько дешевле, чем если приобретать ее в других странах, благодаря логистике. Тем не менее рентабельность белорусской нефтепереработки окажется под явной угрозой.

Покупка месторождения или компании, уже ведущей добычу?

Поэтому сейчас Беларуси нужно либо купить месторождение, либо обозначить, откуда будет поставляться нефть, и выбить налоговые льготы. Впрочем, когда говорится, что Беларусь «купит» месторождение в России, речь вряд ли идет о том, что какая-то белорусская компания получит его в собственность. Продаются не сами месторождения, а право пользования ими. В РФ есть нераспределенный государственный фонд месторождений. Всего в России имеется около 2,4 тыс. нефтяных месторождений. Но все крупные разобраны еще в 2017 году. Остались только мелкие и средние. К примеру, по состоянию на 16 октября в перечне участков недр, предлагаемых для предоставления в пользование в 2020 году для разведки и добычи, числилось только 38 нефтяных объектов.

Имеющиеся в фонде месторождения — это «гринфилды», расположенные в «чистом поле», где нет добычи, отмечает Юшков. Их еще надо обустраивать, создавать инфраструктуру, что требует значительных инвестиций. Поэтому если Беларусь получит право пользования таким месторождением, то сначала придется его 2-4 года обустраивать, и только потом, года через три, удастся получить первую нефть.

Поскольку белорусскому руководству нефть нужна уже сейчас, то, скорее всего, речь может идти об обмене активами: какая-то российская компания, уже существующая, с работающего месторождения передает долю белорусской компании. Поскольку белорусская компания вряд ли найдет денег на подобную покупку, то, скорее, будет предложен обмен активами, в котором российских компаний будет интересовать доля в нефтепереработке. Например, в Мозырском НПЗ получить контрольный пакет. Тогда переговоры могут идти с «Роснефтью» и «Газпромнефтью», которые владеют 49% в Мозыре, либо с другими компаниями, которых заинтересует доля в Новополоцком НПЗ.
Российские месторождения нефти для Беларуси: перспективы, цена

Есть ли у Беларуси деньги на покупку месторождения в России и при чем тут Гуцериев?

Тем временем эксперты обсуждают серьезность намерений Беларуси: есть ли деньги у страны, которая регулярно не платит за газ и постоянно нуждается в рефинансировании госдолга, покупать права на месторождение. Скорее всего, такая покупка может быть совершена на очередной российский кредит.

По оценке директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, инициатива Лукашенко о покупке нового месторождения не имеет отношения к реальной экономике, так как все интересные активы в России давно уже разобраны. А самое печальное для Лукашенко, что период от первого белорусского рубля, вложенного в какой-то новый российский нефтяной проект, до первой нефти, которую он получит, займет несколько лет точно.

К этому времени, я сильно сомневаюсь, что Лукашенко еще будет белорусским президентом.

Он напоминает, что «Белоруснефть», у которой в России есть семь месторождений (правда, работа ведется на шести), обеспечивает белорусскую потребность переработки примерно на четверть миллиона тонн в год.

По мнению источников «Коммерсанта», скорее всего, Беларуси могут быть предложены доли в нефтяных активах, принадлежащих Михаилу Гуцериеву.

Остальные российские нефтедобывающие компании сейчас продают лишь небольшие активы с падающей добычей и пытаются привлекать в крупные проекты иностранных партнеров, обладающих необходимыми технологиями и финансовыми ресурсами.

Иногда потребители сырья покупают добывающие активы, чтобы снизить риски от изменения цен, замечает Дмитрий Маринченко из Fitch. В случае получения активов в России маржа поставок нефти в Беларусь может вырасти, но за счет нее нужно будет окупить затраты на приобретение прав на освоение месторождения.

Как решать вопросы с ОПЕК+?

Еще один вопрос: не придется ли Кремлю объяснять своим партнерам ОПЕК+, не является ли сделка с Минском попыткой обойти ограничения по объемам экспорта нефти?

Возможно, что это дело отдаленного будущего. Ведь пока не понятны параметры соглашения с Беларусью. Если бы действительно нашей стране передали месторождение, объем добычи на котором соответствовал бы объему импорта нефти из России, то есть около 18 млн тонн нефти в год, то это уже довольно большой объем, который подпадает под регулирование.

Компании, которые добывают такой объем, участвуют в России в соглашении с ОПЕК+, оно на них распространяется. Поэтому если будет такой сценарий — крупный проект, то изначально будет оговариваться, что месторождение должно участвовать в соглашении ОПЕК+, то есть сокращать объем добычи в пропорции, как это делают другие российские компании. Проблема в том, что формального механизма исполнения обязательств ОПЕК+ в России нет. Когда Минэнерго говорит, что вот на столько надо сократить, то компании пропорционально своей доле в добыче сокращают добычу добровольно. У государства нет официальных полномочий регулировать объем добычи.

Игорь Юшков

Поэтому, если будет крупная сделка, ее условия придется заранее оговаривать.

Если какой-то обмен активами состоится, то это история уже не 2020 года, а скорее, 2021-го. Некоторые аналитики полагают, что рынок нефти начнет восстанавливаться, и участники соглашения ОПЕК+ потихоньку будут наращивать объем добычи. Возможно, расчет строится на том, что когда сделка по выделению месторождения состоится, то никаких ограничений квот на добычу уже не будет или они окажутся не слишком обременительными. Впрочем, немало аналитиков уверены, что спрос на нефть и, соответственно, цены на нее не восстановятся ни в следующем году, ни в 2022-2025.

Данную проблему придется решать по мере ее возникновения. Пока сделки не произошло, этот вопрос не обсуждается.

***

Обзавестись нефтедобывающими активами за рубежом белорусские власти пытались неоднократно и без особого успеха.

Так, с 2013 года «Белоруснефть» добывает нефть в РФ через свою «дочку» — АО «Нефтяная компания «Янгпур». Общество владеет лицензией на право пользования недрами Известинского лицензионного участка в Ямало-Ненецком автономном округе. На участке 7 месторождений, из которых работают 6. В год добывается около 200 тыс. тонн нефти. Она реализуется через систему «Транснефти». Попытка переориентировать поставки компании на Беларусь в начале 2020 года особого влияния на снабжение страны не оказали.

«Белоруснефть» в 2007-2011 годах безуспешно пыталась освоить нефтяное месторождение Джофейр в Иране. Контракт между «Белоруснефтью» и Национальной иранской нефтяной компанией оценивался в $500 млн, а стратегия развития энергетического потенциала Беларуси на период до конца 2020 года предусматривала добычу в Иране более 9 млн тонн нефти в год. Но белорусские нефтяники так и не вышли на запланированный объем добычи (3500 баррелей в сутки) и не смогли приспособиться к специфике местного бизнеса.

Расстались партнеры не по-хорошему. Белорусская сторона оправдывала провал новыми данными о геологическом строении месторождения, а Тегеран откровенно обвинил нас в невыполнении обязательств. Окончательно добили проект американские санкции за сотрудничество с Ираном в нефтяной сфере.

Почти одновременно с иранским проектом появился венесуэльский. В декабре 2007 года было создано СП «Петролера БелВенесолана», в котором «Белоруснефти» принадлежит 40%. В 2008-2017 годах СП добыло более 9 млн тонн нефти. Но логистика поставок через Атлантику оказалась слишком дорогой, а экономический и политический кризис в Венесуэле вынудил почти все страны свернуть там свои бизнес-проекты.

Доходы и потери этих проектов достоверно не известны. Но если до сих пор они не помогли Беларуси закрывать свои потребности в нефти, то это вряд ли получится и в случае получения права на разработку еще одного месторождения. Особенно если Кремль предложит объекты с трудноизвлекаемыми запасами нефти, скажем, на арктическом шельфе, которые не берутся освоить крупнейшие российские компании. У них на это сейчас нет ни денег, ни технологий, а при нынешних ценах на нефть такие проекты вообще не выгодны. Впрочем, у белорусских властей есть запасной вариант. Открывая новую линию метро 6 ноября, Александр Лукашенко заявил, что стране нужна вторая АЭС, чтобы не зависеть от поставок нефти и газа. Во что обойдется Беларуси такое «счастье», он не уточнил.

Фото: depositphotos.com



Курс бел. рубля 24.11.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.55402.5570
13.02803.0330
p1003.36003.3670
Б/нал. (НБРБ)
$12.5514
13.0284
p1003.3658