Техника

Как серый рынок добивает легальных продавцов электроники в Беларуси

Автор: Оксана Кузнецова
Отечественным компаниям, торгующим бытовой электроникой, приходится выживать в сложных экономических и эпидемиологических условиях. Как повиляла на рынок пандемия, почему серые продавцы электроники почти не скрываются, грозит ли Беларуси дефицит ноутбуков? Как продавцы работают в условиях запредельного утилизационного сбора — об этом и многом другом Office Life рассказал генеральный директор Ассоциации компаний информационных технологий (АКИТ) Дмитрий Ананьев.
Дмитрий Ананьев
Дмитрий Ананьев

— Дмитрий, как отразились на деятельности участников ассоциации последствия пандемии COVID-19?

— Назову два негативных последствия. Первое — это сокращение розничных продаж в офлайн-торговле. В связи с общей ситуацией, замедлением экономических процессов люди не только меньше стали ходить в магазины, ухудшилось их финансовое положение, что отразилось на покупательской способности.

С другой стороны, вырос объем онлайн-торговли, по оценкам некоторых участников ассоциации — в разы. При этом все коммерческие проекты были очень востребованы, где-то ускорялись или изменялись под новые вызовы.

Негативно отразилось на работе ряда компаний закрытие границ. Некоторые не смогли ввезти товар из-за рубежа. Но сейчас ситуация постепенно меняется, завоз на склады стал восстанавливаться.

Бизнес изменился. Стал актуален home-офис. Некоторые компании перевели на «удаленку» от 40 до 60% сотрудников, что позволило сократить затраты по аренде и оптимизировать бизнес с учетом падения объемов и сокращения доходов. Полагаю, что те, кто подстроится под новые условия и направления бизнеса (облака, гейминг, электронные услуги), будут востребованы и далее. А те, кто надеется переждать, могут покинуть рынок.

Разница в ценах у официалов и серых продавцов доходит до 41%

— Что влияет сегодня на цены на технику, которой торгуют участники ассоциации?

— Официальные продавцы вынуждены следовать жесткой политике производителей, контролирующих регионы сбыта и устанавливающих уровень надбавок, превышать который посредник не вправе при формировании цены более чем на 5%. Поэтому невозможно закладывать свою маржинальность без согласования с производителем.

Кроме того, на цены влияют затраты на административные процедуры, в том числе на сертификацию, налоги и неналоговые платежи, включая сбор за утилизацию отходов. Сертификация у нас дорогая и длительная. К тому же есть сертификация по энергоэффективности, которой нет в соседних странах. Стоимость и время — все входит в цену электроники и бытовой техники.

Эти факторы стимулируют развитие в республике серых и черных каналов продаж бытовой электроники и техники, которые работают почти не скрываясь. Про это знают все: и граждане, и чиновники. Достаточно зайти на любую торговую площадку и посмотреть на цены. Есть компании, помеченные как официальные поставщики, а есть те, у кого нет такой отметки. По нашим наблюдениям, сделанным в этом месяце, по ряду товаров цены отличаются на 29–41%. То есть если товар условно стоит $100, то у черного продавца он будет стоить $70. Разумеется, покупатели идут покупать черный товар.

Ситуацию могло бы изменить введение регистрации мобильных устройств по IMEI-номерам. Такой способ борьбы с черным рынком в ряде стран доказал свою эффективность для защиты интересов потребителей, легального бизнеса и увеличения налоговых поступлений.

Тут необходим целый комплекс мер, включающий изменение законодательства, сотрудничество налоговых, таможенных и правоохранительных органов.

— Есть ли опасность увеличения доли серого импорта в настоящее время?

— По сравнению с прошлым годом объем серого импорта бытовой техники растет. По нашим оценкам, его оборот достигает 40% к уровню официальных продаж.

— Грозит ли нам дефицит ноутбуков? Как вырос на них спрос в последний месяц?

— Из-за сокращения поставок дефицит мог возникнуть. Просто не все были готовы к несезонному всплеску спроса на мобильные девайсы, но ситуация восстанавливается.

— Тем не менее ходят слухи о пустых складах импортеров...

— Это не так. У компаний — членов АКИТ в основном весь необходимый ассортимент в наличии. Если какой-то позиции в данный момент нет, всегда найдется аналог или товар будет поставлен через две недели, максимум — через месяц.

Сложнее с системами хранения данных и серверами. Здесь сроки поставок увеличились, но товар можно получить под заказ в течение трех-шести месяцев.

Нереальный утилизационный сбор

— Как на деятельности компаний — членов ассоциации отразилось повышение сбора за утилизацию отходов упаковки на 50%, введенное постановлением от 16 января 2020 года № 24?

— Очень серьезно. На совещании с руководством МАРТ все бизнес-союзы высказали солидарную позицию: сбор раньше был большим, а теперь стал запредельным. Это не позволяет легальным компаниям конкурировать с серым рынком.

Норма указа № 313, позволяющая вместо уплаты сбора организовать собственную систему сбора отходов, для большинства невыполнима. Из 18 тысяч компаний воспользоваться такой возможностью смогли лишь десять.

Минжилкомхоз прямо или косвенно создает условия, не позволяющие производителям и поставщикам формировать свою систему сбора отходов, чтобы не допустить сокращения денежных поступлений оператора вторичных ресурсов. Одновременно установлены нереальные и необоснованные конкретными расчетами нормы сбора отходов. Для производителей и поставщиков электрического и электронного оборудования сбор установлен в размере не менее 30% от объема ввезенной или произведенной продукции. Между тем практика показала, что фактически такого количества отходов в данном случае не образуется.

Мы предлагаем учитывать, что при расчете нормативов самостоятельного сбора отходов электронное оборудование в значительных объемах поставляется субъектам хозяйствования и не выбрасывается в коммунальные отходы.

— Не всем понятно, как связаны рост тарифов на обращение с отходами и цены на электронику...

— Когда сбор подняли до 3%, то все поставщики заложили это увеличение в свои калькуляции. Затем пошла цепная реакция: розница добавила на эти 3% еще свои 20–30%. Если товар дорогой — например, стоит $1 тыс., то 3% — это уже $30. Немало для белорусского рынка. И это только один сбор, не считая всего остального.

— То есть система распределения собранных оператором вторичных ресурсов денег является закрытой и неэффективной?

— С 2012 года и до сих пор Минжилкомхоз распределяет собранные средства без проведения публичного конкурса. При этом не предусматривается наличие проработанного, утвержденного в установленном порядке и опубликованного заказа на закупку определенных перечнем товаров (услуг, работ), согласованных с Национальной стратегией по обращению с твердыми коммунальными отходами и вторичными материальными ресурсами на период до 2035 года. Фактически желающие могут подавать любые заявки со своими коммерческими идеями и фантазиями для рассмотрения комиссией.

Мы считаем, что работа комиссии носит формальный и закрытый характер. Ее состав и порядок создания не раскрываются, протоколы с решениями комиссии не публикуются.

— По каким критериям можно оценить эффективность расходования средств оператором вторичных ресурсов?

— Отсутствует открытая информация о получателях и размерах выделенных им денежных средств на реализацию мероприятий. Минжилкомхоз отказывается ее обнародовать. Также нет открытой информации об объемах сбора вторичных материальных ресурсов и отходов товаров и упаковки за определенный период с дифференциацией по видам товаров, образующих отходы, по организациям, осуществляющим их сбор, сортировку и подготовку.

Мы предлагаем распределять собираемые средства в соответствии с законодательством о госзакупках. Надо обязать Минжилкомхоз включать в состав комиссии не менее 50% представителей бизнес-союзов из числа производителей и поставщиков, являющихся плательщиками утилизационного сбора.

Как министерства открещиваются от решения проблемы серого рынка электроники

— Какие еще нерешенные вопросы есть в диалоге с регулятором?

— Самый главный вопрос — это черный и серый рынок торговли бытовой техникой и электроникой. В Беларуси это стало обычным явлением. Мы неоднократно представляли свои предложения, но они все отвергаются разными органами. Это межотраслевая проблема, но большинство министерств от нее открещиваются. Например, МНС ссылается на сокращение проверок. Минфин «завернул» наши предложения по принятию указа об обязательной регистрации мобильных устройств по идентификационному номеру производителя. МАРТ мы предлагали подготовить документ, который бы регулировал интернет-торговлю. Это позволило бы за год ликвидировать нелегальные каналы онлайн-торговли. Но госорганы не хотят этим заниматься.

— Встречаются ли на отечественном рынке случаи неэтичного поведения и какие именно?

— Да, бывает. Иногда открываются сайты, на которых продается техника с нарушением законодательства, с использованием товарных знаков без разрешения правообладателя, обманывают потребителей. Такие фирмы живут недолго: пытаются быстро вскочить в этот бизнес, быстро собрать деньги и выскочить из него.

Поскольку страна у нас небогатая, люди активно интересуются предложениями с более низкой ценой — даже на $10–20, часто не задумываясь о качестве и гарантиях.

Мы регулярно проводим мониторинг торговых площадок и видим, что маркетплейсов с черным товаром достаточно много. Периодически мы обращаемся в Мининформ, чтобы блокировать пиратские продажи. Но быстро появляются новые сайты. Поэтому нужны комплексные меры.

— Ощущают ли участники Ассоциации рост транспортных тарифов?

— Да, ограничение гражданских авиарейсов и перемещения автомобильного транспорта, в том числе личного, ощущается. Из-за этого у перевозчиков существенно выросли тарифы, кое-где даже вдвое. Эти расходы, к сожалению, включаются в цены и перекладываются на потребителей. Тут определенные преимущества получают онлайн-продажи, где маржинальность ниже. Сказывается на ценах также девальвация рубля, но и к этому мы в целом привыкли.

— Apple отложила на месяц выпуск новых «айфонов». Как это скажется на бизнесе компаний — участников ассоциации, торгующих гаджетами?

— Продукция Apple достаточно дорогая, но в определенном сегменте всегда пользуется спросом. Ажиотажного спроса на новинки этой компании в Беларуси не бывает. Цены после пика во время релиза постепенно снижаются, и продукты быстрее продаются.

Office Life Telegram


Курс бел. рубля 30.10.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.62702.6320
13.07703.0800
p1003.30603.3190
Б/нал. (НБРБ)
$12.6264
13.0840
p1003.3274