Выход
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Кризис 1929-го и 2020-го: найди десять отличий и узнай, каким будет мир после пандемии

Автор: Денис Лавникевич
Стерлись многие недавно казавшиеся такими важными темы: ЛГБТ, гендерные вопросы, зеленая экономика, веганство. Куда-то исчез новояз миллениалов: дисфория, брендинг, коворкинг, антинатализм, смузи, аутинг, тимбилдинг и прочие эджайлы. Простые вещи вновь начинают цениться. Еда должна быть сытной, одежда — прочной, друзья — надежными. Экономика — увы! — экономной.

Мир уже не будет прежним. И в нескольких ближайших статьях я попробую нарисовать предполагаемую картину этого самого нового мира. Однако сперва давайте попробуем понять, в сколь глубокую кроличью нору нам доводится сейчас падать.

В великом фильме «Матрица» Морфеус предлагал Томасу Андерсу (aka Neo) выбрать между красной и синей таблетками, чтобы узнать, «глубока ли кроличья нора». Человечеству выбирать не пришлось: оно сразу приняло и красную (обвал цен на нефть), и синюю (пандемия COVID-19).

Результат очевиден: мировая экономика будет в руинах. Сейчас аналитики буквально соревнуются в выдаче негативных прогнозов, а статистика, словно издеваясь, на следующий день выдает еще более пугающие данные.

Началось все с обрушения торговли. Как говорится в докладе ВТО, в 2020 году мировая торговля товарами из-за пандемии упадет на 13−32%.

Вообще-то, сокращение мировой торговли на 1% уже трактуется как кризис и рецессия, а тут… При оптимистичном (!) сценарии в 2020 году объем мировой торговли сократится на 12,9%. При реализации худшего варианта прогноза — на 31,9%. Мировой уровень реального ВВП может упасть в лучшем случае на 2,5%, в худшем — на 8,8%.

Торговля будет падать сильнее в секторах со сложными цепочками создания стоимости, особенно в таких областях, как электроника и машиностроение. Кроме того, пандемия уже обрушила торговлю услугами из-за ограничений на перевозки и поездки. В 2021 году ожидается восстановление торговли, но оно зависит от продолжительности вспышки COVID-19 и ответных политических мер.

Кризис 1929-го и 2020-го: найди десять отличий и узнай, каким будет мир после пандемии
Фото: flickr.com / GoToVan

Тем временем Bloomberg приводит свои экспертные оценки. Согласно его наиболее оптимистичному прогнозу, суммарный ущерб для мировой экономики из-за распространения К-вируса составит более $5 трлн за два года.

Эксперты агентства пишут: 

Мир вступает в самую глубокую рецессию в мирное время с 1930-х годов в свете того, что из-за вируса власти предписали частному бизнесу прекратить работу, а людям сидеть дома.

COVID-19 ударил по мировой экономике так, словно произошел полноценный обмен ядерными ударами по крупнейшим экономическим центрам. Парализованы все (!) значимые экономики, что означает банкротство большинства малого и среднего бизнеса и угрозу существования крупному бизнесу. Уже сейчас компании в большинстве стран мира проводят массовое сокращение работников, параллельно с сокращением производства товаров и услуг.

И вот данные Международной организации труда: уже 1,25 млрд человек подвержены риску лишения работы. Это 38% рабочей силы планеты. Знаете, когда такое было в прошлый раз? В годы, которые мы сегодня знаем под названием «Великая депрессия». Давайте вспомним, что тогда происходило и как человечество выкарабкивалось из экономической пропасти.

Семь худых лет

«Великая депрессия» — самый большой экономический кризис в истории США и всей планеты, который длился с 1929 по 1939 год. Кстати, мне самому очень нравится мнение, что кризис из-за К-вируса спас человечество от новой большой войны — к концу 2019-го слишком велики стали экономические и политические противоречия, слишком сильно «искрило» по всему миру. Но последствием Великой депрессии стала Вторая мировая война, которая разгорелась сразу после того, как экономика восстановилась. И про это забывать тоже не стоит.

Насколько верно проводить параллели между Великой депрессией и сегодняшним кризисом? Подействуют ли сегодня экономические рецепты 90-летней давности?

Великая депрессия
Безработные в очереди за едой. Чикаго, 1931 год. Фото: U.S. National Archives and Records Administration

Стартовала Великая депрессия с биржевого краха в октябре 1929-го, когда сначала 24 сентября случился «черный четверг», во время которого рынки потеряли $9 млрд. (Его нынешний аналог — обвал на фондовом рынке 12 марта.) При этом $9 млрд 90 лет назад были в десятки раз большей суммой, чем сегодня. Тогда рынок немного восстановился, но 29 октября произошла еще одна крупная распродажа, ее назвали «черным вторником», и после того дня акции падали в цене на протяжении двух лет.

Причина биржевого краха во время Великой депрессии — пузырь на фондовых рынках, который был раздут до невероятных пределов. Причем его надували не частные инвесторы, а компании. Многие строили свой бизнес не на производстве, а просто получали в банке кредит на покупку акций, после чего извлекали прибыль из роста стоимости ценных бумаг — и повторяли сделку по кругу. Все думали, что так будет продолжаться вечно.

Сегодня «спусковым крючком» кризиса стала пандемия COVID-19, но реальные его причины схожи с 1929-м. Еще в январе фондовый рынок также был настроен очень оптимистично, ведь он рос c 2009 года. Но мог ли рост продолжаться и дальше? 

Вечная проблема человеческой психологии: когда хорошо думать, что так будет всегда. Тут-то и нужен Иосиф, который расскажет фараону про семь тучных лет и семь худых лет — да не всегда он оказывается под рукой.

В 1929-м рынки обрушились из-за необходимости продать акции ради оплаты текущих счетов. В 2020-м катализатором распродаж стали новости о пандемии, которые спровоцировали выход инвесторов из акций компаний, которые пострадают от остановки мировой экономики.

Экономический пузырь мог благополучно надуваться весь 2020 год и далее, если бы из Китая не прилетел «черные лебедь». Ну а раз такой повод появился, то на него было решено все списать. Это сначала, а потом, когда стало ясно, что угрозу недооценили, получили настоящую панику.

«Черный лебедь» нефтяного счастья. Выиграет или проиграет Беларусь от нефтяного кризиса / 

В ХХ веке далее последовала рекордная безработица в США, длившаяся с 1929 по 1933 год. Уровень безработицы в США в период Великой депрессии достигал 24%. Сегодня в США прогнозирует скорый рост безработицы до 30%. Но на самом деле проблема, которая вылилась в рекордную безработицу, была в структуре экономики.

До Первой мировой войны США были аграрной страной. Рост промпроизводства был спровоцирован именно военным конфликтом. Воюющие стороны в Европе нуждались как в продовольствии, так и в технике, и США удачно торговали с обеими сторонами конфликта, наращивая объемы производства. Но война закончилась, спрос начал падать, и продукция оказалась никому не нужной. Первыми пострадали фермеры — они производили в разы больше, чем требовалось, поэтому урожай пришлось просто бросить на полях. Многие были вынуждены вместе с семьями отправиться в города в надежде найти работу. Но в городах проблема была аналогичной: предприятия сокращали персонал, потому что им больше не требовалось так много рабочей силы. Внешний рынок почти закрылся, а спрос на внутреннем был в разы меньше.

Сегодня мы видим, что экономика сферы услуг (это от 60 до 80% ВВП в развитых странах) просто рушится на фоне «коронакризиса». Людей, задействованных в этой хваленой «постиндустриальной экономике», теперь массово увольняют. В промышленности и сельском хозяйстве, конечно, тоже жизнь будет не сахар — спрос упадет очень сильно, но что теперь делать бесчисленным турагентам, рестораторам, диджитал-маркетологам, инвестиционным аналитикам, талантливым дизайнерам и креативным продюсерам — я ума не приложу.

То есть 90 лет назад и сегодня причины обвального роста безработицы, оказывается, были примерно одинаковые: перекос в экономике.

В 1930-м волна закрытия банков породила замкнутый круг: люди из-за потери работы были вынуждены забирать банковские вклады. Банки объявляли себя банкротами. А бизнес не мог продолжать работу без кредитов, поэтому закрывался и выставлял на улицу новую порцию безработных.

Нам понадобятся новый Муссолини и новый Рузвельт

За последние две недели марта около 10 млн американцев потеряли работу. Мишель Мейер из Bank of America Merrill Lynch подтвердила, что экономика никогда не сталкивалась с шоком такого масштаба одномоментно.  

То, что обычно занимает месяцы или кварталы, как во время рецессии, теперь произошло за считанные недели.

ФРС официально предупреждает: за ближайшие три месяца более 47 млн американцев рискуют лишиться источника дохода, что приведет к росту уровня безработицы в стране до 32% или даже выше.

Девяносто лет назад остановить волну безработицы удалось, когда к власти пришел Теодор Рузвельт. Он начал массово отправлять безработных на общественные работы: строительство по госзаказу дорог и других объектов инфраструктуры, в большинстве из которых не было потребности. Зарплата была минимальной, но это лучше, чем вообще ничего.

Куда меньше у нас знают, что за несколько лет до Рузвельта с теми же проблемами столкнулся недавно пришедший к власти в Италии Бенито Муссолини. Это именно он первым сделал то, что потом Теодор Рузвельт сформулировал как «Новый курс». Муссолини массово мобилизовал итальянских безработных на строительство автомобильных и железных дорог (которыми итальянцы пользуются до сих пор), а также на осушение страшных малярийных Понтинских болот возле Рима.

Кстати, далее Муссолини реализовал программу «Зеленой революции», также известной как «Борьба за хлеб». В ходе ее было построено 5 тыс. новых ферм и пять новых сельскохозяйственных городов на земле, в том числе освоенной при осушении Понтинских болот. Так безработицу в Италии удалось эффективно побороть — и потом этот опыт успешно использовал Рузвельт.

Кризис 1929-го и 2020-го: найди десять отличий и узнай, каким будет мир после пандемии
Нью-Йорк, 10 апреля 2020 года. Фото: flickr.com / Brecht Bug

Сработает ли такое сейчас? Сказать сложно. Многие надеются на быстрое восстановление сразу после того, как пандемия пойдет на спад и люди снова выйдут на работу, начнут покупать в магазинах не только гречку и туалетную бумагу, отправятся в путешествия. Но что, если придется продлевать карантин еще и на май? А если осенью мы получим вторую волну пандемии? С одной стороны, экономика и мира, и США сейчас в разы сильнее, чем перед Великой депрессией. С другой — закрытые границы и ограничение граждан на передвижение косит бизнес лучше любой самой заразной болезни.

Но вы заметили, как быстро исчезло из повестки дня все наносное, поверхностное? Стерлись недавно казавшиеся такими важными темы: ЛГБТ, гендерные вопросы, зеленая экономика, веганство и другие цвета радуги. Суровые времена поделили 52 гендера на ноль, и что-то больше не слышно требований ввести налог в размере $10 на килограмм мяса.

Куда-то исчез новояз миллениалов: дисфория, брендинг, коворкинг, антинатализм, смузи, аутинг, тимбилдинг и прочие эджайлы. Простые вещи вновь начинают цениться. Еда должна быть сытной, одежда — прочной, друзья — надежными. Экономика — увы! — экономной.

А дальше будет новый рост. Мы пережили 90-е, мы уже умеем, мы сделаем.


Поделиться:
Курс бел. рубля 03.06.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.39202.3980
12.67702.6830
p1003.47203.4880
Б/нал. (НБРБ)
$12.3981
12.6734
p1003.4795