Качели
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Куда пропала антикризисная программа поддержки бизнеса?

Автор: Леонид Фридкин
Суть диалога власти и бизнеса лучше всего проявляется тогда, когда он должен переходить от слов к делу. Но когда такая необходимость становится важнее всего, ничего не происходит. От слова «совсем».
Как спасают бизнес при пандемии в разных странах. Лайфхаки для белорусских властей / 

9 апреля представители Министерства экономики встретились с деловым сообществом.

Формулировка сообщения об этой встрече на сайте министерства — шедевр бюрократического канцелярита: «Комплексное обсуждение актуальных вопросов обеспечения стабильной работы экономики».

Может, чиновники ознакомили предпринимателей с обещанным комплексом мероприятий?

Нет.

Предъявили содержимое антикризисных пакетов, о которых недавно рассказывал премьер-министр?

Не угадали.

Объяснили, что делать бизнесу в нынешней ситуации и как правительство ему поможет?

Рассказали, как власти будут реализовывать подготовленные бизнес-союзами и вроде бы поддержанные правительством предложения?

Фигушки.

А ведь дальше молчать уже просто неприлично.

Чиновники по-прежнему согласны рассматривать и обсуждать предложения, обмениваться мнениями, заслушивать «положение дел в экономике с точки зрения частного бизнеса». Но насчет принятия решений не было сказано ни-че-го. Совсем.

На фоне мер, принимаемых во всех цивилизованных и не очень странах, такая прокрастинация выглядит просто скандально. Ладно, никто не ждал, что проблемы у нас будут заливаться деньгами, — мы не Америка, доллары печатать не умеем. Но везде власти делают что могут: в ЕС и России, Швейцарии и Нигерии, Грузии и Сингапуре, Аргентине и Казахстане. По мере возможностей различные по масштабности меры по поддержке экономики есть повсюду.

Всего неделю назад перед открытием сессии парламента премьер-министр уверял, что у правительства уже есть антикризисный пакет аж на 110 млн рублей, а комплекс мер по поддержке экономики из 5 пакетов внесен на рассмотрение главы государства. Там есть все, что душе угодно, — и денежно-кредитная политика, и пруденциальная, и поддержка реального сектора экономики, и защита потребительского рынка. И даже с заходом на решения в рамках ЕАЭС.

Может, у нас вообще возможностей нет? Но 200 млн рублей на увеличение в этом году директивного кредитования нашлись. На «Славянский базар» ресурсы тоже имеются. Если пошарить по бюджетным сусекам, обнаружится немало расходов, которые можно отложить до лучших времен.

Ладно, нет денег на субсидии и компенсации — сделайте хоть что-нибудь. Не надо резать оскудевших частников штрафами, проверками и запретами. Дайте шанс дожить до новой травки, чтобы снова обрасти жирком и шерсткой. Вам же потом сытнее будет.

Просто наложите мораторий на проверки, ликвидацию и банкротство по инициативе регистрирующих и налоговых органов, заморозьте тарифы естественных монополий, зафиксируйте курс расчетов за электроэнергию. Позвольте включать в затраты расходы на санитарные и противоэпидемические мероприятия. Упростите порядок оказания безвозмездной помощи медучреждениям и больным. Дайте отсрочку хотя бы по имущественным налогам, пеням и штрафам. А лучше сделайте взаимозачет налоговых обязательств с долгами госпредприятий. И сделайте это быстро.

Конечно, было бы познавательно подсчитать, кто конкретно пострадал или пострадает от пандемии и прочих кризисных безобразий, на сколько сократилась в первом квартале выручка, какие еще имеются потери у бизнеса и как различные меры отразятся на бюджете. Но пока они будут проводить эти мониторинги и сочинять свои обоснования, многим никакая помощь уже не понадобятся. На такой случай повысьте пособия по безработице хотя бы до уровня прожиточного минимума. И отмените, наконец, «тунеядский» декрет № 3 — он сейчас выглядит просто нелепо.

Но Беларусь все чего-то выжидает — может, само рассосется? «Рассосется коронавирус, ведь белорусы бессмертные, они не нуждаются и в десятой доле тех мер, которые предпринимаются в других странах. Рассосется кризис, если о нем не думать, — пишет председатель РСПП Александр Швец. — А что такого? Вымрет малый и средний бизнес — так родится новый, не беда. Останется без работы огромное количество людей — так борьбу с тунеядцами никто не отменял. А свой выпестованный госсектор в беде не оставим».

Получается, что, если малый бизнес больше не может приютить осыпающихся из госсектора работников, обеспечивать рынок товарами и услугами, откармливать бюджет налогами и штрафами, то зачем этот бизнес нужен? С точки зрения чиновников, разумеется. Зачем ему плечо подставлять? Так и костюмчик казенный помять можно. То ли дело классово близкий госсектор — материальная надежда и электоральная опора. Только его эффективность никакими сказками и преференциями не удавалось улучшить и в более спокойные времена.

Чем государство может помочь стране и бизнесу. Пакет конкретных реальных предложений от экономиста / 

Пока единственный ответ власти на все челобитные бизнеса — введение предельных наценок, индексов роста цен и уровней рентабельности. Это именно те самые «антикризисные» меры, от которых бизнес в шоке.

Фото: flickr.com / roaming-the-planet


Поделиться: