Полки

Форс-мажор и коронавирус: юрист раскладывает все по полкам

Автор: Оксана Кузнецова
Специалист по форс-мажорным ситуациям юрист Илья Латышев о том, как правильно формулировать условия в договорах, чтобы потом не было мучительно больно в изменившейся реальности.
Илья Латышев
Илья Латышев
юрист, специалист по форс-мажорным ситуациям

— Как форс-мажор трактуют в белорусском законодательстве?

— Гражданский кодекс Беларуси говорит о том, что, если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Это основная норма белорусского законодательства по форс-мажору. Четкого и однозначного списка обстоятельств, относимых к форс-мажору, наше законодательство не содержит. Формулирование таких списков отдается на откуп сторон каждого конкретного договора.

— Как правильно сформулировать это условие в договорах?

— Если говорить в общем, то прописать можно примерно так: «К обстоятельствам непреодолимой силы Стороны относят следующие обстоятельства, не ограничиваясь изложенным: стихийные бедствия, антропогенные катастрофы, военные действия, забастовки, решения или нормативные акты органов государственной власти, эпидемии, пандемии, карантинные и иные связанные с этим мероприятия и т. д.».

Можно прописывать более развернуто и включать в перечень даже те обстоятельства, которые обычно к форс-мажору не относятся, — к примеру, неисполнение обязательств со стороны контрагента стороны по договору.

— Какими документами регулируется вопрос о признании обстоятельств непреодолимой силы, если речь идет о внешнеэкономических отношениях? Кто полномочен свидетельствовать такие обстоятельства?

— Во-первых, стороны своим соглашением могут зафиксировать, что конкретное обстоятельство является форс-мажором.

Во-вторых, это свидетельствуют уполномоченные органы, в частности торгово-промышленные палаты. Органы в данном случае должны исходить из ГК, конкретного договора и предоставленных стороной (сторонами) документов.

— Могут ли белорусские компании руководствоваться в своей деятельности старым документом «Общие условия поставок товаров из СССР в КНР и из КНР в СССР»? Применяется ли он в настоящее время?

— В базе НПА в качестве действующего такой документ не найден. Поэтому общеприменимым он не является. Однако стороны конкретного договора при желании могут использовать формулировки этого документа и прописать их в договоре. В этом случае нормы договора для его сторон будут действовать.

— Кто выдает сертификат о наличии форс-мажорных обстоятельств в конкретных случаях — в отношениях между резидентами РБ и в случае внешнеторговых операций? Как происходит эта процедура? Что нужно сделать компании, чтобы получить такой документ? Сколько времени и денег на это потребуется?

— Орган, в который должны обратиться стороны договора для подтверждения наличия форс-мажора, обычно прописывается в самом договоре. Чаще всего это Торгово-промышленная палата или аналогичный ей орган.

Для начала процедуры свидетельствования обстоятельств непреодолимой силы в БелТПП нужно представить письменное заявление, в котором должны быть указаны дата и номер договора, обязательства по которому не исполнены или исполнены ненадлежащим образом; изложена хронология действий сторон при исполнении обязательств по договору; событие, послужившее причиной не исполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.

К заявлению должны прилагаться заверенные документы (копии договора, спецификаций, справка об объемах выполненных обязательств по договору и др.), подтверждающие факты, изложенные в заявлении.

Выдача БелТПП заключений о наличии непреодолимой силы по обстоятельствам, возникшим при исполнении договоров в связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией в мире, для предприятий — членов БелТПП является бесплатной. Для предприятий, не являющихся членами Палаты, цена услуги составляет 390 белорусских рублей (это уже со скидкой 50%).

Срок выдачи заключений — до 15 дней. Однако в БелТПП отметили, что заключения в связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией они стараются выдавать как можно быстрее (1-3 дня).

— Можно ли коронавирус признавать форс-мажором? Можно ли трактовать как форс-мажор в договорных отношениях между белорусскими субъектами хозяйствования и гражданами заявления и рекомендации ВОЗ, решения правительств соседних стран о закрытии границ и введении карантина?

— Универсального ответа для всех ситуаций в данном случае нет и быть не может. Наличие форс-мажора будет определяться в каждой конкретной ситуации, исходя из условий договора и тех обстоятельств, которые препятствуют его исполнению.

При этом важно отметить, что сам по себе коронавирус форс-мажором не является. А вот предпринимаемые в связи с ним меры (карантины, закрытие границ, запрет экспорта определенных товаров) вполне могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы.

К тому же одно и то же обстоятельство в одних условиях будет являться форс-мажором, а в других — нет. К примеру, вызванный коронавирусом карантин для завода будет форс-мажором, поскольку он не может производить продукцию, так как рабочие находятся по домам. А для IT или консалтинговой компании, в которой сотрудники работают удаленно, тот же самый карантин форс-мажором не будет.

— Нередко компании-поставщики в одностороннем порядке повышают цены — на том основании, что девальвация является форс-мажорным обстоятельством. Правомерно ли это?

— Исходя из отечественной судебной практики, девальвация не является ни форс-мажором, ни существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Поэтому, чтобы повысить цену договора в связи с изменением курса белорусского рубля, необходимо либо соглашение сторон, либо предусмотренное в договоре право на одностороннее изменение условий договора. Если ни того ни другого нет, повышать цену договора можно только в судебном порядке.

— Недавно в интернет-изданиях было опубликовано письмо директора одного крупного белорусского предприятия, уведомляющего арендодателей об отказе оплачивать аренду в связи с глобальной пандемией коронавируса — со ссылкой на рекомендации ВОЗ и ситуацию на рынке. Как вы оцениваете такой шаг с юридической точки зрения?

— Мне кажется, что это был скорее не юридический шаг, а PR-акция. Юридически значимые заявления не публикуются в интернете, а высылаются конкретно адресатам и содержат как минимум ссылки на условия договоров.

Если договор предусматривает право на односторонний отказ от него, соответствующая сторона может этим правом воспользоваться. Если договор такого права не предусматривает, тогда необходимо достигать соглашения со второй стороной. А при недостижении соглашения — идти с соответствующим иском в суд. Правда, на сегодняшний день судебные перспективы такого иска пока туманны, поскольку нет практики.

Многочисленные белорусские девальвации суды так и не сочли существенным изменением обстоятельств. Поэтому весьма вероятно, что и противовирусные мероприятия и вызванные ими уменьшение посещаемости ТЦ, спад выручки и т. д. суды к существенному изменению обстоятельств не отнесут.

— Что бы вы порекомендовали субъектам хозяйствования и гражданам в ситуациях, когда поставщик отказывается исполнять свои обязательства и возвращать предоплату, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства?

— Во-первых, потребовать свидетельство компетентного органа о наличии форс-мажора.

Во-вторых, обратиться к юристам, чтобы грамотно проанализировать ситуацию и сформулировать требование к контрагенту. При наличии необходимых обстоятельств — подготовить претензию и потом иск в суд (если договориться с контрагентом так и не получилось).

— Как часто, если исходить из вашей практики, субъекты хозяйствования обращаются за юридической помощью по вопросам, связанным с форс-мажором?

— До возникновения пандемии коронавируса за 19 лет моей работы было буквально несколько обращений по этой теме. Сейчас с этими вопросами обращаются намного чаще.

— Если обратиться к вам, можете ли вы подсказать все возможные варианты, которые могут быть по форс-мажору? Предусмотреть их и в случае возникновения такой ситуации полностью обеспечить юридическое сопровождение?

— Мы сможем максимально подробно прописать условие договора о форс-мажоре. Мы сможем проанализировать конкретную ситуацию и дать свое заключение по ней. Мы сможем подготовить необходимые документы для направления в адрес контрагента по договору.


Поделиться:
Курс бел. рубля 07.06.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.38302.3870
12.69002.7000
p1003.46003.4750
Б/нал. (НБРБ)
$12.3810
12.7028
p1003.4695