Помощь
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Чем аукнется белорусскому бизнесу «антикризисная помощь» государства?

Судя по первым антикризисным решениям, чиновники вновь займутся любимым делом: ограничивать и проверять, запрещать и согласовывать
Автор: Леонид Фридкин
Подставлять белорусскому бизнесу обещанное плечо власти взялись всерьез. Первые элементы обещанного пакета антикризисных мер появились 1 апреля. За ними последуют другие, вероятно, столь же эффективные.

Для разминки постановлением от 30 марта № 184 Совмин позаботился о стабильности на потребительском рынке. Для этого отдельным министерствам и ведомствам поручено не допускать роста отпускных цен (тарифов) на товары и услуги выше 0,5% ежемесячно и обеспечить поставки в розничную торговую сеть под потребность внутреннего рынка. Кроме того, не допускается повышение цен выше 0,5% ежемесячно юридическим лицам всех форм собственности и индивидуальным предпринимателям.

Заниматься этим недопущением будут отраслевые министерства и концерны, облисполкомы и Мингорисполком, а также прочие госорганы. То есть практически все. Несоблюдение ассортиментного перечня товаров, превышение розничных цен будут считаться грубым нарушением правил торговли, влекущим за собой последствия в соответствии с законодательством.

Таким образом, всех участников цепочек снабжения связывают круговой порукой. Производители обязаны поставлять товары в магазины по фактически фиксированным ценам, а ретейлеры не станут брать у них и импортеров товары, если цены на них изменятся сверх разрешенного уровня. Но не взять товары ретейлеры тоже не смогут, потому что именно их покарают за пустые полки.

Власти приказали поставщикам и розничным сетям не поднимать цены до 30 июня / 

Контроль за выполнением поручений и соблюдением ассортиментного перечня товаров субъектами торговли возложен на исполкомы и МАРТ. Выйти за рамки предельного индекса позволят только по согласованию с Комиссией по вопросам государственного регулирования ценообразования при Совмине. Таким образом, чиновники вновь займутся любимым делом: ограничивать и проверять, запрещать и согласовывать. Бухгалтерам и плановикам придется корпеть над обоснованиями повышения цен сверх лимита, правоохранители помчатся искать коррупцию и прочие безобразия. Все будут так заняты, что никакой вирус не пролетит.

Забавно, что в действующем законодательстве нет понятия «грубые нарушения правил торговли», а потому нет последствий за них. Авторы постановления просто скопировали эти грозные фразы из постановления Совмина от 19 декабря 2014 года № 1207, некогда принятого во исполнение президентского указа от 5 декабря 2014 года № 597, по которому торговая инспекция могла приостановить до 90 дней работу магазинов — за те самые «грубые нарушения». Позднее нужда в таком экстриме отпала, и большую часть этих норм отменили — как бы по просьбам бизнеса и во имя либерализации условий предпринимательства. Остались только умеренные штрафы по ст. 12.4 и 12.17 КоАП.

Теперь власти пытаются воспользоваться проверенными мерами. Осталось только снова дать МАРТ и Минздраву право приостанавливать до 90 дней работу объектов торговли и общепита за нарушения законодательства о ценах, торговле, рекламе, защите прав потребителей и санитарно-эпидемическом благополучии населения. При этом придется наделить МАРТ, Минздрав и Госстандарт правом назначать внеплановые проверки сверх оснований, предусмотренных либерализованным указом № 510 и либеральным декретом № 7, а также проверять компании розничной торговли и общепита до истечения 2 лет со дня их госрегистрации. Надо полагать, соответствующий президентский указ «О дополнительных мерах по наведению порядка на потребительском рынке» не заставит себя долго ждать.

26 марта премьер-министр признавал, что в условиях «цунами экономического разрушения» бизнес ждет определенных действий и поддержки и хочет знать, чем государство может помочь, как подставит плечо«. Теперь «антикризисный пакет» обещают представить президенту.

Стало быть, плечо подставляется так. Очень технично с точки зрения дзюдо. Но не шибко гуманно в условиях, когда кризис «только нарастает и сроки восстановления неясны».

Попытки использовать для борьбы с очередным кризисом те же меры, что и 6 лет назад, могут дорого обойтись бизнесу. В 2015 году за удержание инфляции бизнес заплатил в пределах 13,5% падением прибыли на 42,2%, а население — сокращением реальных доходов на 5,9%. Притом что реальные убытки от 1,5-кратной девальвации были перенесены на последующие годы и аукнулись только в конце 2018-го, когда списание накопленной курсовой разницы обвалило прибыль еще на 38,9%.

Правда, сейчас постановление № 184 будет действовать только до 30 июня. Теоретически именно в ближайшие 3 месяца девальвационный эффект должен повлиять на цены. Если, конечно, к тому времени обстановка не потребует продления таких мер или введения еще более крутых.

Эффективность подобных мер довольно сомнительна. Ведь теперь, в отличие от 2015 года, на цены влияет множество других факторов.

Во-первых, нет никаких гарантий, что в ближайшие месяцы курс останется более или менее стабильным. Напротив, ситуация на мировом нефтяном рынке будет расшатывать российскую экономику, которая потянет за собой и Беларусь. Причем на сей раз выручать отбившегося от интеграции союзника Кремлю ни к чему.

Во-вторых, из-за пандемиии во всем мире экспортные ограничения, вводимые странами-экспортерами, перебои производстве и логистике объективно повлекут подорожание многих товаров, в том числе продовольственных. А ведь в 2015-2016 годах мировые цены на них снижались. Теперь на глобальном продовольственном рынке ожидаются серьезные проблемы. К примеру, гендиректор ФАО Цюй Дунъюй говорит, что «ограничения, вводимые странами-экспортерами для улучшения доступности продовольствия внутри страны, могут приводить к серьезным перебоям на мировом рынке продовольствия, вызывая резкие всплески цен и усиление их волатильности». Это касается, кстати, Беларуси и других стран ЕАЭС, которые уже начали вводить именно такие ограничения.

В-третьих, многие организации торговли и общепита столкнулись сейчас с изменением структуры спроса и небывалым сокращением потока посетителей. Некоторые всерьез думают о переходе к онлайн-сервисам, а кое-кто — о закрытии заведений без всяких проверок и предписаний. И выполнение прогноза по инфляции их волнует в последнюю очередь.

Румас: пакет мер поддержки бизнеса внесен на рассмотрение президенту / 

Как будут выкручиваться эти 3 месяца белорусские компании, которые закупают товары и гасят валютные кредиты с учетом мартовской 16%-ной девальвации рубля (и 22% с начала года), изменения мировых цен на товары и тарифов на международные перевозки?

Притом что следующие 3-6 месяцев могут быть не легче, даже если угроза пандемии уляжется. После таких потрясений проблемы расчетов, срыва сроков поставок и платежей всегда тянутся долго.

Но это их проблемы. Убытки пусть покрывают из своих карманов и сейфов (если там что-то останется). А если не выдержат, начнут сворачивать работу и увольнять людей, их же и накажут. Глава государства это наказание тоже анонсировал. Если останется кого наказывать...

Поделиться:
Курс бел. рубля 05.06.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.39602.4020
12.70502.7000
p1003.46003.4700
Б/нал. (НБРБ)
$12.3977
12.6867
p1003.4741