Коронавирус
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Экзамен на принцип. Пандемия изменит белорусскую власть или власть изменит пандемию

Источник: Office Life
Белорусским властям придется оторваться от сладких бюрократических фантазий о макроэкономической стабильности, показателях социально-экономического развития и несбыточных планах на пятилетку. Перед ними конкретная проблема, от решения которой не спрятаться за популистскими лозунгами и прибаутками. Самое время «избежать в будущем допущенных ошибок, используя приобретенный опыт».

К сожалению, из богатого опыта прошлых кризисов, регулярно настигавших белорусскую экономику, власти вынесли лишь непоколебимое убеждение, что госсектор надо спасать любой ценой, а частный бизнес и общество эту цену безропотно заплатят. В придачу белорусскую экономику выручало то, что она не настолько интегрирована в мировую экономику, чтобы в полной мере ощутить глобальные кризисы, но достаточно открыта, чтобы довольно быстро воспользоваться всеобщим оживлением.

Однако теперь все может сложиться иначе. К «идеальному шторму» торговых войн, падения цен на нефть, пандемии COVID-19 и вызванных ею ограничений в Беларуси добавились свои нерешенные проблемы: стагнация экономики, которую тормозит безнадежно неэффективный госсектор, разрыв темпов роста зарплаты и производительности труда, все более явное неравенство населения и регионов, накопление долгов, нехватка финансовых ресурсов.

В довершение всего, пока мы выясняли с Москвой интеграционно-нефтяные отношения, ситуация в мире кардинально изменилась. Оценки и прогнозы глобальной экономики, которые дают сегодня международные организации, способны заткнуть за пояс самых отъявленных паникеров и алармистов. К примеру, МВФ прогнозирует спад мировой экономики на 1,5%.

На этом фоне вопрос, можно ли обмануть законы экономики, интересует не только президента.

Вообще-то, упомянутые законы обмануть невозможно, зато нарушать — запросто. В Беларуси только этим и занимаются, благо отвечать приходится не нарушителям, а всему населению.

Цены на нефть и курс валюты действительно не единственные вопросы, которым стоило уделять внимание. Впрочем, на высоких совещаниях начальство до сих пор само не стремилось добираться до ключевых проблем. Тех самых, которые постоянно генерирует сама существующая экономическая модель. При ручном управлении удобнее реагировать на любой шорох, нежели гибко адаптироваться к объективным условиям, тем более глобальным.

Сегодня перед властью стоит небывалый вызов.

«Вирусный» кризис грозит сжить со света значительную часть малого бизнеса. Во всех прежних кризисах именно малый и средний бизнес выручал экономику страны, обеспечивая выживание людей, теряющих работу на госпредприятиях. Теперь многие частные компании сами висят на волоске.

Они серьезно пострадают не только от очередной девальвации (дело привычное), но и от последствий пандемии: закрытие границ, сокращение пассажирских и грузовых перевозок, самоизоляция стран и населения. Сколько это продлится, сколько людей пострадает, каковы будут геополитические и экономические последствия, можно лишь гадать.

Развитые страны наперебой принимают меры для поддержки экономики: от прямых денежных вливаний до налоговых каникул и различных льгот, призванных помочь бизнесу пережить трудные времена. Некоторые из этих мер вполне пригодились бы и у нас. Основной принцип: поддержка денежных потоков. Правительства многих стран обеспечивают кредит и сокращение налогового бремени тем, у кого поступление выручки и доходов падает.

Белорусским властям этот принцип тоже хорошо знаком, только применялся «точечно». Много лет у нас тратится уйма сил и денег налогоплательщиков на бесплодные попытки реанимации госпредприятий, АПК и некоторых других отраслей. Отдельные сектора и предприятия выводились в «чемпионы» с помощью индивидуальных льгот. Теперь преференции нужны значительной части частного сектора, который до сих пор мечтал лишь о том, чтобы государство ему не мешало.

Экзамен на принцип. Пандемия изменит белорусскую власть или власть изменит пандемию

До сих пор неизменным требованием любых действий по поддержке бизнеса было сохранение доходов бюджета. Никакие катаклизмы и падение доходов не убеждают власти отказаться от привычных расходов. Отчасти это даже к лучшему — бюджетные расходы на инфраструктуру, поддержку госсектора и социальную сферу кое-как поддерживают внутренний спрос и инвестиции. Но в нынешней ситуации в тяжелом положении могут оказаться отрасли, где доминирует частный сектор: автомобильный транспорт, туризм, шоу-бизнес, ретейл и остальные сферы услуг. По принципу домино пострадают и многие друге отрасли, включая сферу недвижимости и строительство. Больше всего пострадает население. Готова ли к такому повороту государственная система занятости? Как выживать при нашем замечательном пособии по безработице и в сочетании с «тунеядским» декретом № 3?

Пока на ситуацию отреагировал только Нацбанк. Но предлагаемые им меры больше коснутся крупных компаний и вряд ли помогут малому бизнесу — у него и в более спокойные времена были затруднения с кредитованием.

У реального сектора свои проблемы. Закрытие границ и всеобщий карантин — серьезная угроза для наших экспортных планов, но и новые шансы для импортозамещения. Если, конечно, отечественные производители смогут ими воспользоваться. Однако, учитывая высокую долю импортной составляющей, особых иллюзий тут питать не приходится. К примеру, как признал премьер-министр Сергей Румас, для пошива пресловутых медицинских масок, оказывается, нужны импортные автоматы и ткани.

Даже если власти введут какие-то налоговые и административные послабления, будут убытки от девальвации, бизнес недополучит доходы, сократит зарплаты и персонал, а кое-кто вообще закроется. Но если меры не будут приняты, а пандемия затянется, там возможны такие убытки, увольнения и банкротства, что «лихие 90-е» покажутся раем. Отсрочка налогов, сокращение сборов, замораживание арендных платежей — все это потери бюджета. Но если этого не сделать, падение занятости и экономической активности принесет куда больше ущерба.

Именно ради таких экстремальных ситуаций общество содержит и терпит государство. Впрочем, возможен и другой вариант: государство увеличивает свои полномочия, возвращает недавно отмененные ограничения, меры ценового и валютного регулирования и пытается решить нынешние проблемы привычными административно-командными мерами. Это не поможет избежать сворачивания деловой активности, падения доходов граждан и потребительского спроса, не обеспечит роста экономики. И да, для власти это экзамен на принцип.


Курс бел. рубля 05.12.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.56602.5720
13.12003.1250
p1003.45003.4600
Б/нал. (НБРБ)
$12.5881
13.1249
p1003.4247