Кризис
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Большой нефтяной обвал. Запасаться попкорном или сухарями?

Источник: Office Life
Сегодня утром мимо меня пролетел черный лебедь. Сказал, что летит в Кремль, к Путину, и еще добавил что-то про нефть...

Как будто коронавируса мало...

Еще в конце февраля российский министр финансов Антон Силуанов назвал сценарий «нефть за $30» фантазией.

В этот понедельник на открытии торгов фьючерсы на нефть марки Brent показали серьезное падение: баррель подешевел более чем на $10 — и продолжил дешеветь. Снижение произошло из-за невозможности стран-производителей договориться о снижении добычи на фоне перепроизводства нефти, вызванного коронавирусом COVID-19. На минимуме стоимость нефти марки Brent опустилась до $31 за баррель, WTI — до $27,3 за баррель. На закрытии предыдущих торгов стоимость Brent была на уровне $46, а WTI — $41.

Для Brent это на $13,5 или на 30% ниже, чем на закрытии пятничных торгов. Нефть WTI также потеряла в цене более 30%. При этом WTI потеряла примерно 10% стоимости еще и на торгах в пятницу.

slide
slide
slide
slide
slide

Цены обрушились после того, как попытка договориться о сокращении производства нефти участниками ОПЕК+ на прошлой неделе завершилась выходом России из сделки, а Саудовская Аравия заявила, что снизит цены и увеличит добычу нефти, чтобы наказать Россию за неуступчивость.

По  данным Reuters, произошло самое значительное однодневное снижение стоимости нефти с 1991 года, когда началась война в Персидском заливе.

По сути, Саудовская Аравия начала ценовую войну: государство снизило стоимость своей нефти для импортеров в Европе, Азии и США на максимальную за 20 лет величину. Как отмечали источники Bloomberg, Эр-Рияд заявил некоторым участникам рынка, что может нарастить производство нефти до рекордного уровня 12 млн баррелей в сутки. После чего банк Goldman Sachs представил прогноз, согласно которому в ближайшие недели цена на Brent может упасть до $20 за баррель.

Рекордное падение цен на нефть спровоцировало обвал и на фондовых биржах. Торги на S&P 500 пришлось остановить после падения на 5%. Фьючерсы Dow снизились на 4,9%, Nasdaq Composite — на 4,8%. Гонконгская биржа просела на 3,5%, южнокорейская — на 4%, шанхайская — на 2,5%. В Австралии снижение индекса S&P/ASX 200 составило рекордные за 11 лет 6,3%.

Нефть упала на российскую экономику

На фоне сильнейшего за почти 30 лет падения цен на нефть, произошедшего после разрыва сделки России с ОПЕК, курсы доллара и евро на международном валютном рынке взлетели по отношению к рублю. И надо учесть, что в понедельник торги валютой на Московской бирже не проводятся из-за выходного дня в России. Они возобновятся во вторник, 10 марта, и сложно даже сказать, какое падение рубля мы увидим тогда.

Вице-президент «ЛУКОЙЛа» Леонид Федун подсчитал потери России от разрыва сделки с Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК). По его мнению, стране это обойдется в $100–150 млн в день (или более $3 млрд в месяц). «Пока я в легком шоке», — сказал Федун. Такие потери складываются из  ожидаемого падения цен на нефть с уровня от $60 за баррель (при сохранении сделки с ОПЕК) до примерно $40 за баррель при объеме российского экспорта в 5 млн барр. в день.

А если (когда) дойдет до $30 за баррель? До $20 за баррель?

Но паника в Кремле сейчас не из-за этого. Эксперты нефтяной отрасли еще до нынешнего обвала сходились во мнении, что добыча нефти в России будет все быстрее сокращаться, и начнется этот процесс уже через 2–3 года. Западно-Сибирские месторождения выработаны на 85–90%, необходимо искать новые. Они есть в Арктике, но их разработка сложна и дорога, особенно в условиях санкций. Себестоимость добычи на арктических и восточносибирских месторождениях куда выше, чем на традиционных. Она просто не является рентабельной уже при ценах на нефть в размере $45 за баррель.

А вот еще мнение экспертов:

«Постепенно идет истощение ресурсной базы и растут издержки добычи нефти на традиционных ее месторождениях в Западной Сибири, Татарстане, Самарской области. В целом по стране только за один 2018 год эксплуатационные затраты добычи нефти возросли на 30%, а удельные капитальные затраты — на 40%. В этих условиях государству приходится постоянно наращивать льготы по добыче нефти на ряде месторождений, чтобы обеспечить рентабельность ее производства. В результате доля льготируемой нефти в РФ увеличилась с 1% в 2006 году до 43% в 2017-м.

Россия уже в ближайшие десятилетия может столкнуться с падением добычи в стране. Добыча нефти на имеющихся мощностях и на вновь вводимых месторождениях, даже без учета внешних ограничений, к 2035 году должна снизиться в 1,6–1,8 раза — с существующих 558,8 млн т до 300–350 млн т».

(Журнал «Вестник Института экономики Российской академии наук», № 4/2019.)

Неудивительно, что, как только начала падать в цене нефть, начали «сыпаться» и российские нефтяные компании. В пятницу международное рейтинговое агентство Fitch снизило с «B» до «ССС+» рейтинг «Русснефти» — компании с добычей около 7,1 млн т в год, главный акционер которой с долей 60% — миллиардер Михаил Гуцериев. Согласно методологии Fitch, «ССС» соответствует «значительному кредитному риску» и «реальной возможности дефолта».

Минфин России заявил, что для компенсации расходов, которые бюджет страны не получит из-за обвала цен на нефть, ведомство будет продавать валюту на рынке. Из сообщения министерства следует, что Фонд национального благосостояния (ФНБ) сможет в течение 6–10 лет покрывать потери бюджета от падения нефти до $25–30. Кроме того, Минфин анонсировал паузу в аукционах с облигациями федерального займа (ОФЗ) в связи с волатильностью на финансовых рынках. Решения по проведению аукционов будут принимать «с учетом рыночной конъюнктуры с целью содействия процессу стабилизации рыночной ситуации и недопущения избыточного давления на долговой рынок».

Но теперь вспомним: в прошлое воскресенье, 2 марта, Владимир Путин собрал глав нефтяных компаний и кабмин на совещание по ситуации на глобальных сырьевых рынках в связи с коронавирусом. А по факту — провел совещание о состоянии мирового рынка нефти. Он тогда заявил, что текущие цены на нефть для России приемлемы и что у страны есть достаточно резервов, чтобы исполнять бюджетные и социальные обязательства. Прогнозы относительно нефтяных котировок делать сложно, но надо быть готовыми к разным сценариям, добавил он.

Напомним, в тот момент нефть стоила $50 — и то начальникам России пришлось в воскресенье собираться.

Для РФ падение национальной валюты, вызванное срывом нефтяной сделки с Саудовской Аравией, свидетельствует о том, что зависимость от нефти не преодолена. И, в отличие от 1998 года, никакой серьезной выгоды для российской промышленности снижение курса не несет, поскольку иностранные инвестиции не придут, импортозамещение провалено, а деиндустриализация за последние годы лишь усилилась. Власти, конечно, используют падение курса, чтобы напечатать рубли и расплатиться ими по социальным обязательствам, как это делалось и раньше. Но экономический рост стимулировать таким способом не получится.

Что все это значит для Беларуси?

Плохо это для нас. Единственная радость — проще станет договариваться с поставщиками нефти. Но низкие цены на нефть автоматически означают и низкие цены на нефтепродукты, на моторное топливо (это правило не работает только внутри Беларуси). А вот себестоимость нефтепереработки на НПЗ остается неизменной.

Получается, даже если мы восстановим объемы переработки нефти и экспорта нефтепродуктов до уровня прошлого года, то прибыль для госбюджета все равно окажется значительно более низкой, чем было в «золотые» времена дорогой нефти. Вообще, странная ситуация: Беларусь вовсе не нефтедобывающая страна (не рассказывайте мне сейчас про 1,8 млн тонн полесской нефти, они погоды не делают) — а страдает от падения цен так, как будто нефтедобыча — основа нашей экономики.

К тому же упавший в цене российский рубль — это удар по нашим предприятиям-экспортерам. Вспомните декабрь 2014 года и испугайтесь.

Воистину убийственное свойство человеческой психики: когда «хорошо» — думать, что так будет всегда. Когда мы сидели на стабильных доходах от продажи калийных солей и на поставках из РФ дорогой нефти без пошлин, мы имели сверхприбыли. Но считали это нормальным и думали, что так будет всегда. А теперь прилетели черные лебеди...

Пока все факты указывают на то, что эпоха «дорогой нефти» осталась в прошлом. А это значит, что и белорусам, и россиянам надо покрепче затянуть пояса. В общем, непонятно пока, чем запасаться, попкорном или сухарями...

Поделиться:
Популярные новости
Курс бел. рубля 04.06.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.40002.4050
12.69602.6900
p1003.45603.4700
Б/нал. (НБРБ)
$12.3885
12.6773
p1003.4958