Калькулятор
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Сказка о едином Налоговом кодексе, которого нет ни в одном интеграционном образовании

Автор: Леонид Фридкин
Пока публика ужасается новым перспективам Союзного государства, белорусские власти начали собирать рабочую группу по подготовке проекта единого Налогового кодекса.

Белорусским участникам рабочей группы не позавидуешь: им придется в весьма сжатые сроки рассматривать чрезвычайно сложные вопросы с минимумом исходной информации, методологического обеспечения. Зато результат их работы непосредственно отразится на экономике страны и персонально — на бизнесе и населении. Ситуация выглядит вообще экстремально.

Многим сама идея создания единого Налогового кодекса кажется фантастической. Ведь подобного документа до сих пор нет ни в одном (!) интеграционном образовании. К тому же общие правила налогообложения для столь разных экономик весьма сложно создать, не ущемляя интересов одной из сторон. Учитывая разницу в размерах, легко угадать, что это за сторона.

Итак, миссия невыполнима?

Однако договор о создании Союзного государства не расторгается и не пересматривается. В программе действий по реализации его положений унификация налогового законодательства и проведение единой налоговой политики должна была начаться аж с 2001 года. Теперь союзник настаивает на выполнении этих легкомысленно подписанных когда-то соглашений. Предположим, на сей раз потянуть время или увильнуть не получится. Тогда остается выполнить условия договора с минимальным ущербом для себя и попытаться извлечь кое-какую пользу.

На самом деле российская налоговая система не лучше и не хуже нашей. Она просто другая: для страны с федеративным устройством и в основном сырьевой экономикой. Впрочем, и у нас сырьевая составляющая немалая. А сам по себе НК РФ ничем не хуже нашего. Кое-что там лучше, а по некоторым аспектам и россияне нам порой завидуют. Так что бизнес обеих стран унификация не порадует — ведь кардинальных изменений налогового законодательства при этом не произойдет.

При желании мы могли бы многое почерпнуть в соседском опыте. К примеру, для белорусского бизнеса весьма привлекательно выглядят российские региональные льготы по имущественным налогам, а их опыт определения налоговой базы по кадастровой стоимости наши власти давно грозились перенять. В «Сколково» наверняка мечтают заиметь льготы нашего ПВТ, а по части сближения бухгалтерского и налогового учета в Беларуси дела обстоят несравнимо лучше. Белорусам вряд ли придутся по вкусу российские ограничения применения ускоренной амортизации или процентов по кредитам при исчислении налога на прибыль. А россиян удивят наши особенности налогового учета резервов сомнительных долгов, годовых премий, вознаграждений членов советов директоров.

В России освобождаются от подоходного налога выплаты международных премий, включая Нобелевскую. А у нас власти позорно содрали 13% с премии Светланы Алексиевич. Зато россиян изумляют более чем странные льготы для спекулянтов на Форексе или майнинга криптовалют в Беларуси.

Есть множество других различий в правилах определения налоговой базы, в том числе по составу затрат для расчета налога на прибыль (который в РФ более детализирован), внереализационных доходов и расходов, льгот, вычетов и т. п.

При этом как белорусские, так и российские правила в этой сфере далеки от совершенства. На мой вкус, Налоговый кодекс Казахстана куда лучше. Но если бы в едином кодексе исправили некоторые неясности, и ляпсусы, от унификации был бы некоторый толк. Однако, скорее, можно ожидать появления новых непоняток.

Мировой опыт экономической интеграции до единого НК еще не доходил. К примеру, налоговое право Европейского союза включает обязательные регламенты прямого действия, необязательные заключения и рекомендации, а также директивы, устанавливающие в основном конечные цели и параметры. Способы и механизмы их достижения остаются на усмотрение стран — членов ЕС, но их национальное налоговое законодательство и международные обязательства не должны нарушать положений налогового права ЕС. При этом у европейских стран сохраняется довольно много особенностей. Скажем, директива задает диапазон ставок НДС, которые варьируются от 27% в Венгрии до 17% в Люксембурге.

Это совсем не то, что, вероятно, подразумевали авторы союзного договора под «унификацией». Но можно, например, согласиться, что отличия между двумя участниками Союзного государства в принципе возможны и нужны. Тогда белорусским переговорщикам остается лишь добиться, чтобы в едином кодексе было достаточное количество оговорок и исключений из общих правил, а по ряду вопросов — отсылок на национальный уровень. Тогда состав субъектов и объектов налогообложения, порядок и условия регистрации, требования к налогооблагаемым операциям, категории товаров/услуг, облагающихся по стандартным или пониженным ставкам, конкретные размеры этих ставок, а также штрафов за налоговые нарушения в Беларуси и России по-прежнему смогут существенно отличаться. И фактически регулироваться не единым кодексом, а национальным законодательством.

«Какой ужас! — воскликнет неискушенная публика. — Что это будет за налоговое законодательство с множеством отсылок к различным национальным нормативным актам? Как тут разобраться, что к чему?»

«Чего тут ужасного? — хмыкнут в ответ белорусские бизнесмены и бухгалтеры. — Мы всегда так живем. У нас и сейчас в родном Налоговом кодексе тьма-тьмущая отсылок по вопросам, которые регулируются президентом, Совмином, отдельными министерствами или местными властями. А Большинство льготных режимов в стране издавна вводится президентскими указами и декретами. Так что нам не привыкать». А россияне пусть осваиваются с белорусизацией своей налоговой системы. Сами напросились…

Фото: freepik.com / katemangostar

Office Life Telegram

Поделиться:
Курс бел. рубля 19.11.2019
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.04402.0470
12.26102.2650
p1003.20003.2070
Б/нал. (НБРБ)
$12.0455
12.2629
p1003.2070