Биткоин
user

Денис Лавникевич

Колумнист Office Life

Почему рост биткоина плох для биткоина и как на рынок повлияет борьба с отмыванием «крипты»

Автор: Денис Лавникевич
Предмет сегодняшнего разговора — две взаимосвязанные новости. Стремительный рост курса биткоина, заставляющий вспомнить события осени 2017-го, а также действия FATF — Международной организации по противодействию отмыванию денег.

Биткоин: снова в топе новостей

За 4 дня курс биткоина трижды поднимался выше $11 тыс. и наконец перестал откатываться назад: сегодня, 26 июня, он уверенно ушел за $12,5 тыс. Всего же за последние 5 месяцев цена первой криптовалюты увеличилась на 250%.

А ведь еще в феврале криптомонета стоила всего $3400. Все происходящее сейчас очень напоминает динамику осени 2017-го, только с одним важным отличием: тогда вся «крипта» была, скорее, спекулятивным инструментом, а сегодня это востребованный платежный инструмент (спасибо Америке с Китаем и их торговой войне).

На данный момент общая капитализация рынка цифровых денег перевалила за $365 млрд, доля биткоина — 62,7% ($223 млрд). Другие криптовалюты (альткоины) также пошли вверх, хотя и более сдержанными темпами.

Рынок вновь запестрел оптимистичными прогнозами. Аналитик с Уолл-стрит Том Ли считает, что первая криптовалюта подорожает до $40 тыс. в течение следующих 5 месяцев. Другие аналитики ожидают, что биткоин превзойдет свой текущий рекордный максимум в $20 тыс. в ближайшие месяцы — возможно, к 2020 году. А известные криптотрейдеры Джош Рейджер и Питер Брандт указали диапазон $60-100 тыс. в качестве потенциальных долгосрочных целей.

Вот только автор этих строк как старый криптовалютчик воспринимает новости о быстром росте биткоина примерно как смерть Брежнева — с глубоким прискорбием. Поясню, почему радоваться не стоит.

Есть разные формулы расчета того, что условно можно назвать «реальной ценой биткоина». Грубо говоря, это производная затрат на его добычу и ценности криптомонеты как средства платежа. О таких формулах я уже писал.


Проще говоря, пресловутая экономически обоснованная цена «битка» — между $5000 и $7000. Именно при таком курсе он эффективно выполняет свое главное предназначение — средства платежа, независимого от банков и мировых правительств.


А как только курс отправляется вверх от обоснованного, с криптовалютой начинают происходить  нехорошие вещи. Во-первых, она, подобно золоту, перестает использоваться для расчетов и становится средством накопления. Биткоин прозвали «цифровым золотом» именно в 2017 году, когда он вдруг стал инвестиционным активом, в который вливались огромные деньги. Тогда все закончилось печально: пузырь искусственно завышенной стоимости сдулся в начале 2018-го еще быстрее, чем надулся в конце 2017-го.

Во-вторых, как только курсы криптовалют (мы говорим не только про биткоин, он просто наиболее показателен) начинают быстро расти, в отрасль прибегают спекулянты и начинают свои игры в «пампы» и «дампы». Они тоже вливают деньги, курсы растут, «хомяки» (неквалифицированные инвесторы) видят этот рост и вкладываются в «крипту» в надежде заработать на росте курсов… В прошлый раз это закончилось очень печально: «хомяков» массово «постригли» в январе-феврале 2018-го. Причем настолько жестко, что само слово «криптовалюта» потом долго не рекомендовалось произносить в приличном обществе.

Лично мне бы хотелось, чтобы биткоин не уходил в цене за $7000: так он ценен именно как уникальный финансовый инструмент, как «деньги нового времени», независимые от алчных государств и жадных банков. Наверное, увидев биткоин сегодня, его бы одобрили настолько противоположные по своим взглядам экономисты, как Карл Маркс и Фридрих фон Хайек.

Можно по-разному относиться к биткоину, понимать его природу или нет, но нельзя отрицать того, что он стал одной из ведущих мировых валют. Если сравнить самые значимые платежные средства в мире, то на первом месте по капитализации будет золото, на втором — японская иена, на третьем — китайский юань, на четвертом — евро, на пятом — доллар США (не удивляйтесь: на его капитализацию давят $25 трлн американского госдолга), далее следуют серебро, фунт стерлингов и биткоин. И только потом — швейцарский франк, индийская рупия, российский рубль и другие валюты.


То есть биткоин — больше чем денежная база Индии, Швейцарии или России. Хотя, конечно, золото еще долго будет оставаться крупнейшей денежной системой в мире с капитализацией почти $8 трлн.


Когда речь идет о денежной базе страны, она измеряется с точки зрения общей суммы валюты, находящейся в обращении или хранящейся на коммерческих депозитах, гарантируемых Центробанком, а не в ее золотовалютных резервах. Именно поэтому, несмотря на то что США являются крупнейшей экономикой мира, они оказались позади Японии, Китая и еврозоны, если судить по денежной массе.

Вот только золото и серебро используются для расчетов всю сознательную историю человечества, и даже доллар печатают уже 158 лет. А биткоину в этом году исполнилось только 10 лет.

Соскучились по регулированию?

21 июня Международная группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF), в которую входят 37 стран, опубликовала финальный список рекомендаций для предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма через криптовалюты.

Новые требования FATF в случае принятия их большинством стран могут значительно повлиять на индустрию. В первую очередь ужесточение регулирования осложнит работу крупнейших сервисов — криптобирж и операторов криптовалютных обменников, поскольку им придется идентифицировать даже мелкие транзакции. Сейчас большинство бирж не обязывает проходить процедуру KYC («знай своего клиента») мелких пользователей, совершающих операции с криптовалютами на несколько тысяч долларов в сутки.


Одним из главных нововведений FATF стало положение, обязывающее операторов криптовалютных сервисов передавать друг другу информацию о клиентах при совершении ими переводов средств от $1000 и более. При этом не только о переводах в фиатных валютах, но и о криптовалютных транзакциях. Это означает фактический конец эпохи легальной анонимности.


Принятие рекомендаций регуляторами стран, в которых зарегистрированы крупнейшие биржи криптовалют, сильно встряхнет рынок и осложнит работу как биржам, так и трейдерам. Называя «угрозу криминального и террористического неправомерного использования виртуальных активов» проблемой «серьезной и неотложной», FATF дает 12 месяцев для приведения местных законов в соответствие с новыми требованиями, после чего в июне 2020-го обещает провести проверку.

В предложениях FATF еще масса ограничений — все и перечислять не хочется. Суть же происходящего в следующем: страна, которая проигнорирует принятые FATF стандарты борьбы с отмыванием денег, получит «черную метку» на международном рынке. Это серьезно осложнит для компаний из этой страны, например, получение иностранных инвестиций. Ее банкам будет намного сложнее получать кредиты от банков Европы и США, а также проводить любые международные транзакции — они будут многократно проверяться, что сильно поднимет комиссионные сборы. Да и вообще, принятие стандартов FATF — обязательное условие для сотрудничества с европейскими финансовыми институтами.

Однако все это оставляет неприятное впечатление — по принципу «и эти люди запрещают мне ковыряться в носу». Давайте посмотрим поближе, кто, что и кому запрещает. Один из главных идеологов FATF — Франц Дюбуа, представитель известного дворянского рода. Во второй половине XIX века его предки колоссально разбогатели на освоении ресурсов Бельгийского Конго. Слоновьи бивни, алмазы, покупаемые у местных по франку за штуку, медные и никелевые рудники, в которых гибли шахтеры.

Не самые красивые источники дохода. Кто хочет знать подробности — читайте Джозефа Конрада «В сердце тьмы». В конце 1920-х состояние семьи Дюбуа было очень выгодно вложено в оружейные заводы Маузера. В преддверии Второй мировой — так себе инвестиция в плане этичности. Зато сегодня Дюбуа — образцы примерных европейских богатеев. Прошлое их капиталов им не напоминают, зато теперь они решают: чьи деньги «чистые», чьи — нет.

Представитель FATF в США — Джон МакКиннан. Его предки в конце XVIII века были одними из главных поставщиков в США чернокожих рабов. Бизнес с маржинальностью под 1000% годовых позволил семье МакКиннан сколотить состояние, значительная часть которого в 1930-х была инвестирована в автомобильные заводы в Детройте. Так что сегодня семья миллионеров гордо именует себя «строителями Америки».

Кровь и слезы, причем чужие, — вот на чем богатели люди, которые сегодня с благородными лицами заседают в FATF, формально борясь с криминальными капиталами, а реально — защищая от конкурентов богатство своих семей.

А как богатеют сегодняшние «серые» бизнесмены? Пример из жизни — личный знакомый автора этих строк Микола. Российский бизнесмен, зовущий себя на белорусский лад, занимается незатейливым, но доходным бизнесом: гонит огромные оптовые партии ширпотреба из Китая через Казахстан в Россию, Украину и Беларусь. Никаких официальных фирм, банковских счетов и прочей «шелухи» (как выражается Микола).

С китайцами — личные договоренности, с торговыми сетями постсоветских стран — уж не знаю как, но договаривается. Продает китайское барахло за наличные рубли и гривны, конвертирует их в биткоины, этими BTC рассчитывается с китайскими партнерами — все довольны.

Да, заработок «серый», ведь мысль заплатить налоги Миколе и в голову не приходит. С моральной точки зрения миллионы Миколы — более «чистые» деньги, чем у семей Дюбуа или МакКиннан. А через 50 лет семья Миколы вложит заработанный им капитал в производство сверхсовременных трансглюкаторов, и Микола-правнук тоже станет респектабельным бизнесменом, хранителем абсолютно чистого семейного богатства.

Это как раз то, чего старается не допустить FATF. Поговорим о двойных стандартах?

Фото: flickr.com / BTC Keychain


Поделиться:
Курс бел. рубля 29.05.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.41102.4120
12.67802.6600
p1003.40703.4100
Б/нал. (НБРБ)
$12.4137
12.6564
p1003.3965