Рыба
user

Леонид Фридкин

Колумнист Office Life, экономист

Цвет бизнеса оставили без малого бизнеса. Что будет дальше?

Автор: Леонид Фридкин
Есть старая примета: чем нужнее отрегулировать какой-нибудь механизм, тем труднее его регулировать. Это в полной мере относится к механизму взаимодействия Совета по развитию предпринимательства при президенте с белорусскими бизнес-объединениями.

После принятия указа № 173 в совете остались только владельцы и руководители крупных компаний. Исключенным представителям бизнес-союзов было обещано сотрудничество в статусе официальных партнеров. Если они его получат.

Первый вице-премьер прокомментировал изменения в составе Совета по развитию предпринимательства /

Новый состав совета в иных СМИ без всякой лести именуют цветом бизнеса. По арифметическому признаку «с точки зрения макроэкономики» так оно и есть.


Говорят, на компании, руководителями или собственниками которых числятся члены совета, приходится $8 млрд выручки и $1,5 млрд экспорта в год. Замечу, что это около 7% совокупной выручки и 3,5% экспорта страны. Вклад весомый. Но на долю малого бизнеса, лишенного полноценного представительства в совете, по обоим показателям приходится свыше 40%.


Забавно, что председатель совета Александр Турчин, кажется, вполне серьезно считает, что назначаемый чиновниками совет формируется на «вполне демократических началах». Дескать, изменения «глубоко обсуждались», совет должен быть более компактным и мобильным. Теоретически 20 человек собирать в одно время и в одном месте куда легче, чем 26. Говорят, раньше это было так сложно, что порой даже заседания приходилось переносить. История умалчивает, случалось ли это из-за капризов представителей бизнес-союзов, когда сам глава совета совмещает эти заседания со своими обязанностями первого заместителя премьер-министра.

Кстати, указ № 173 на общественное обсуждение не выносился, но и полной неожиданностью для бизнес-союзов не был. Им действительно сообщили, что выходит неувязочка: некоторые ваши коллеги обижаются, почему их за бортом оставили. А поскольку совет не резиновый, есть два варианта: ротация или другой формат партнерства. Представители бизнес-союзов выбрали второй вариант, полагая, что уж они-то точно станут партнерами. Но не тут то было.

Обижать никого не хочется, но шибко много в стране разных деловых объединений — говорят, более 200. Ясно, что с такой «массовкой» работать невозможно. Спешу утешить: и не придется. Многие объединения существуют только на бумаге, да и предложить зачастую ничего не в состоянии. А уж таких, чтобы статусом не злоупотребляли, а эффективно использовали его по-государственному и на благо всей деловой среды, — единицы.

Может, вообще без них обойтись? Но смогут ли что-либо предлагать нынешние члены нашего совета? Конечно, в уме и знаниях им не откажешь. А вот как и на чем вырос их бизнес — разные есть мнения.

Это позволяет успешно решать свои проблемы, а всякие ассоциации тут только мешают.

Но знают ли такие бизнесмены и директора проблемы остальных? А если да, то пожелают ли их поднимать, рискуя вызвать раздражение начальства?


Ведь поднимаемые деловыми союзами вопросы крупным бизнесменам часто кажутся «обесценивающими» повестку заседаний и подлежащими отфутболиванию на местный или отраслевой уровень. Тот самый, где эти вопросы без указания свыше не решаются годами, отравляя жизнь малому бизнесу.


Не каждому владельцу огромного по белорусским меркам бизнеса захочется тратить свое драгоценное время на то, что его лично не затрагивает. У него-то нет проблем с получением кредитов и земельных участков, поглощением других компаний (даже государственных), доступом к различным ресурсам, и различными разрешениями-согласованиями. Как нет и времени слушать нудные стенания об этих проблемах у всякой «мелочи», и тем более у конкурентов. Их попытки добиться соблюдения своих прав иным бизнесменам кажутся наглой демагогией и популизмом. То ли дело «системные вопросы», особенно если они никак не ущемляют собственные интересы и конкурентные преимущества, а, напротив, всячески им способствуют.

В Польше, к примеру, в диалоге с государством участвуют три бизнес-союза, каждый из которых насчитывает не менее 200 тыс. членов. Впрочем, возможны разные варианты. В Германии более 2 тыс. бизнес-союзов, многие из которых тесно сотрудничают с бундестагом и правительством.

Казалось бы, чего проще поставить достаточно высокую планку для сотрудничества с государством — тут и бизнес-объединения зашевелятся, и деловая среда образует репрезентативные ассоциации не хуже западных.

Действительно, в Евросоюзе, США и ряде других стран бизнес-союзы объединяют куда больше предпринимателей. Это позволяет отстаивать и лоббировать свои интересы весьма эффективно. Поэтому западным чиновникам волей-неволей приходится считаться с местным бизнесом. Точнее, даже не считаться, а старательно обслуживать. Потому как там политики и чиновники должны конкурировать за мнение гражданского общества, а не наоборот. У нас же деловые союзы, как и прочие общественные организации, вынуждены клянчить кусочек высочайшего внимания и радоваться, если им уделят стульчик-другой и 10-15 минут для доклада в каких-нибудь советах и группах. Правда, дарованное свыше право совещательного голоса мало что дает, а предложения зачастую игнорируются как нецелесообразные и несвоевременные.

Теперь же даже малочисленные и вполне лояльные бизнес-союзы показались властям слишком утомительными. Куда приятнее иметь дело с группой тщательно отобранных «ойлигархов», чье богатство и влияние подвешено на тонкой ниточке чиновной благосклонности. С такими людьми и посоветоваться приятно, и позаседать полезно. Потому как лишнего они никогда не брякнут, а материально всегда поддержат. А если что не так — выращенный «с нуля» бизнес в одночасье уйдет в область иррациональных чисел, а могучий интеллектуальный потенциал разрядится статьей 243 УК. Что с нашими «самыми богатыми и влиятельными» случается.

Но кто же будет отражать и выражать консолидированную позицию всего бизнеса?

Впрочем, есть еще один вариант появления «репрезентативных ассоциаций» — сделать членство в них обязательным «добровольно-принудительным», вроде казахстанского «Актамена». Тогда в массовости сомневаться не придется. А если во главе поставить проверенных «вертикальщиков», получится типичная квазиобщественная структура. Не хуже советских профсоюзов или комсомола. Частников в три шеренги построит, а пикнут — мигом успокоит.

Пока такие структуры не появились, совет со всем своим интеллектуальным потенциалом никак не может подобрать подходящих партнеров. Уж больно вопрос сложный: и «жениться» на ком попало неохота, и игнорировать деловые союзы стремно. Публика, чего доброго, заподозрит, что все обещания поддерживать малый бизнес и увеличивать его долю в экономике были не всерьез. Просто надо было после череды кризисов сбить волну недовольства в деловом сообществе.

Фото: flickr.com / bm.iphone



Курс бел. рубля 08.08.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.49002.4650
12.91502.9050
p1003.33003.3500
Б/нал. (НБРБ)
$12.4482
12.8971
p1003.3249