Россия и Беларусь

Как и почему россияне перестали считать белорусов братьями

Источник: Deutsche Welle
Сторонников Лукашенко в России сейчас едва ли не больше, чем в самой Беларуси. А вот представления о белорусах из-за протестов у многих россиян изменились в худшую сторону. Как и почему так получилось, рассказывает в статье для Deutsche Welle Константин Эггерт.
Константин Эггерт
Константин Эггерт
российский журналист, автор еженедельной колонки на DW

Во второй половине 90-х годов в российской прессе ходили слухи, что администрация Бориса Ельцина спустила в регионы неофициальное указание: не приглашать Александра Лукашенко в провинцию. Бодрый, здоровый и энергичный председатель колхоза, умевший простым языком говорить про надои и пахоту, являл собою резкий контраст с больным президентом России. На Старой площади забеспокоились: не попытается ли Лукашенко использовать союз с Россией как трамплин для прыжка в Кремль?

Лукашенко догоняет Путина

Сегодня впору беспокоиться Владимиру Путину. Доверие к нему, по данным Левада-центра, находится на уровне 66%. Свежий опрос Левада-центра о ситуации в Беларуси дает умопомрачительный результат — 57% опрошенных россиян полагают, что Лукашенко должен оставаться президентом. На родине Александру Григорьевичу такие показатели едва ли светят. Зато в России его фан-клуб, похоже, лишь разрастается.

Исследование проведено 20–26 августа, т. е. тогда, когда противостояние силовиков и демонстрантов в Беларуси было новостью номер один, а факты жестокого обращения с протестующими и гибели некоторых из них стали общеизвестными. Тем не менее 56% респондентов уверены, что действия белорусской милиции в той или иной степени законны, а 48% полагают: президентские выборы в Беларуси прошли честно или в основном честно.

Не обошлось, конечно, и без занимательной конспирологии. Почти 40% россиян считают протесты организованными из-за рубежа, а еще 25% — «провокацией» белорусской оппозиции (правда, на этот вопрос можно было дать несколько ответов). Число сочувствующих жертвам милицейского насилия — 17%. Общая картина такова: 20% (максимум — 25%) жителей России хоть как-то симпатизируют белорусам.

Драники и свобода

Собственно, это окончательно развенчивает представление о них, белорусах, как о якобы «братском» для россиян народе. Братским он был только до тех пор, пока соответствовал в глазах среднего россиянина собирательному образу домовитого, молчаливого и покорного крестьянина, у которого побелена хата, прополоты картофельные грядки и аккуратно сложены в поленницу дрова. Стоило этому мифическому персонажу отвлечься от поедания метафорических драников и потребовать вполне реальные базовые гражданские права, как он немедленно превратился в агента «внешних сил» и «провокатора».

Причина полного отсутствия сочувствия к идее свободы и достоинства как универсальных ценностей, простого сочувствия к «братьям» — признак того тяжелого морального кризиса, который и есть самый главный в российском обществе. Все остальные проблемы — производные этой духовной и душевной дезориентации. Причины кризиса — прежде всего исторические и психологические. Тут можно обсуждать хоть монгольское вторжение, хоть раскол, хоть петровские реформы, хоть крепостное право, хоть Сталина.

На самом деле 57% россиян, так или иначе поддерживающих Лукашенко, не столько любят его, сколько возмущены тем, что белорусы посмели «высунуться», в то время как россияне продолжают терпеть собственную власть, которую тоже не любят. Особенно ранит российскую душу то, что белорусы всегда считались исключительно младшими братьями, которым негоже проявлять инициативу, пока не скомандуют старшие братья. Если они терпят автозаки, коррумпированных губернаторов, бесчестные суды и одно и то же главное лицо в телевизоре в течение 20 лет, то уж «сябрам» сам бог велел.

Последние «братья» уходят

Даже образованный житель крупного российского города о «братьях» не знает почти ничего. Ни о богатом и разнообразном наследии Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, ни о Франциске Скорине, ни о влиянии католической церкви, до сих пор сильном в западных областях соседней страны. Разве что вспомнит про героическое партизанское движение 1941–1944 гг. Между тем все это и многое другое (например, едва ли не первый в Европе статут (закон) о веротерпимости 1588 года) — факты национального сознания и гордости постсоветского поколения белорусов, которые ускользнули от всего российского общества, от интеллигентов на их интернет-кухнях до Кремля.

Белорусы запомнят десятки тысяч людей в Балтии, Украине и Грузии, других странах, которые выстроились в живые цепи в знак солидарности с протестующими Минска, Могилева и Гродно. Воспоминания о поддержке тех, кого считали братьями, будут у них, мягко говоря, скромнее. Не так важно, сумеет Путин помочь Лукашенко сохранить власть или нет, протолкнет ли на пост президента потенциального «кандидата «Газпрома» или не сможет. Любой следующий лидер Беларуси будет иметь дело с Москвой — у него попросту нет другого выбора. Но миф о «братстве» умер, как в 2014 году — аналогичный миф про украинцев. Россияне остались одни.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


Курс бел. рубля 29.09.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.62702.6350
13.07203.0800
p1003.31503.3350
Б/нал. (НБРБ)
$12.6264
13.0570
p1003.3365