Ельня

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах

Автор: Наталья Морнева
Совсем немного осталось времени до разрешения главной интриги белорусского лета-2020. И пока каждый имеющий право голоса белорус ищет в предвыборных речах кандидатов ответы на свои вопросы, а кто-то тем временем приготовил свое вино из одуванчиков и медленно пьет август, мы продолжаем рассказывать о белорусских городах и интересных местах, из которых и состоит наша Родина.

Каждый из нас видит свою Беларусь и каждый находит, чем удивиться и восхититься. И самое популярное летне-осеннее направление для внутренних туристов нашей страны в этом году уже вырисовывается.

Сегодня речь пойдет о городе и его окрестностях, где белорусы могут подумать о лебединой верности и любви, о вечной красоте и ценностях, о роли Конституции в жизни гражданина и ее месте в истории, о том, кто же мы такие: тутэйшыя? Людзі на балоце? Или все же дети Европы? Все эти мысли может навеять путешествие в Миоры.

Справка Office Life
ЕГУ

Миоры — районный центр в Витебской области, расположенный в 230 км от Минска на берегу озера Миорское, население — почти 8000 человек. В статусе города с 1972 года.

Свою историю город ведет с начала XVI века, когда на страницах документов впервые упоминается поместье Мерея. До XIX века населенный пункт называли Мёры, связывая этимологию названия с «моховым болотом», «озером на низком месте», что более чем соответствует окружающей действительности. А непривычное сочетание гласных в названии современного города — это дань не такой уж и далекой истории. Волею судеб и географического положения в разное время Миоры входили в состав Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской империи, затем были в составе Польши, а в 1939 году вошли в БССР. В латинском написании Miory звучали как те же Мёры, но по чьей-то ошибке с определенного времени за городом надежно закрепилось и кириллическое название Миоры.

О любви и верности в Миорах можно думать потому, что герб города — это серебряный лебедь с поднятыми крыльями, который возвышается над тремя волнистыми поясами в голубом поле. Герб достаточно молодой — утвержден 20 января 2006 года, ведь исторически Миоры не имели своего герба, так как долгое время не являлись и городом. Почему лебедь? В районе насчитывается более 80 озер, которые облюбовали для гнездовья белые лебеди. Образ лебедя символичен: это и олицетворение благородства, изящества, чистоты, и символ спасителя, а взлетающий лебедь — символ извечного стремления людей к лучшему. Еще говорят, лебеди любимых не бросают. Правда это или нет — виднее орнитологам, но легенда очень популярная и романтическая, а лебедь уже второе десятилетие украшает герб Миор. Хотя в свете событий последних лет это вполне мог бы быть и не менее верный в паре журавль.

Этот небольшой город не был замечен в судьбоносных для государства деяниях, не был в прошлом и не стал в настоящем промышленным гигантом, однако туристы стекаются в его окрестности, и популярность направления растет. Почему? Есть в окрестностях Миор редчайшая и для белорусов, и для иностранцев достопримечательность, возраст которой — более 9000 лет (в два раза старше рукотворных египетских пирамид!).

slide
slide
slide
slide
Автор фото: Виктор Малыщиц

Это болото, настоящее, верховое, практически не тронутое человеком. Крупнейшее верховое болото не только Беларуси, но и всей Европы, площадь которого более 25,5 тыс. гектаров и на территории которого расположено более 100 озер. Сегодня миорские болота входят в состав известнейшего республиканского ландшафтного заказника — Ельни. Ельня основана в 1968 году с целью сохранить в натуральном виде болотный массив болота Большой мох, затем территория заказника была расширена в 1980 году, а с 2002 года Ельня получила статус водно-болотного угодья международного значения и охраняемого согласно Рамсарской конвенции. Наши болота не зря называют легкими Европы. А конкретно болота Ельни могут похвастаться наличием чистейшего воздуха: дышать не надышаться. Благодаря растущему тут мху сфагнуму местность представляет собой мощнейший фильтр и воздуха, и воды. Сфагнум поглощает СО2, вредоносным микроорганизмам в нем не выжить, и верховое болото вырабатывает гораздо больше кислорода, чем сосновые боры.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Фото: Виктор Малыщиц

С каждым годом заказник становится все более благоустроенным и принимает все большее количество гостей: тут появляются экотропы, информационные указатели, оборудованные места стоянок. Болота сохранили редкие виды и растений, и насекомых, и животных, и птиц. Настоящими брендами и самой Ельни, и города Миор стали журавли и клюква. Болото — одно из самых массовых мест сбора серых журавлей перед осенней миграцией, их здесь собирается до 2-3 тыс. особей. Услышать голоса журавлей и увидеть их танцы можно не только ранней осенью, но и весной и летом, однако именно ближе к осени эти места становятся особенно прекрасны. Болото начинает играть яркими красками, зреет чудо-ягода этих мест — клюква.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах

Интересно, что английское название клюквы (cranberry) в переводе означает «журавлиная ягода», точно так же, как по-белорусски журавіны. Возможно, длинные, тонкие цветки клюквы напоминали людям в разных локациях голову и клюв журавля. И если промышленное выращивание клюквы — прерогатива полесского региона, то дикорастущей клюквой полны болота и Брестчины, и Витебщины. А именно болото Ельня считается лидером в Беларуси по запасам и урожаям целебной ягоды.

Знаете ли вы, что...
Беларусь по экспорту клюквы находится на четвертом месте в мире (после США, Канады и Чили), а по производству — на третьем. Беларусь также занимает уверенное первое место в Европе и по производству, и по экспорту этой ягоды. Не менее 600 тонн ягоды собирают ежегодно в нашей стране. И большая часть урожая уезжает за пределы Беларуси, отправляясь в путешествие по Европе, в Америку и даже в Австралию.

Часто же так бывает: что имеем — не храним. Да и как-то слишком просто получается — вот она клюква-панацея: и вверху, и внизу на карте нашей страны, а в ней — и витаминов не меньше, чем в лимонах и апельсинах, и микроэлементов — практически вся известная таблица. Ученые разных стран все чаще и чаще настаивают на том, что клюква должна быть обязательным продуктом в профилактике ряда раковых заболеваний, а антимикробный эффект этой чудо-ягоды уже научно подтвержден. Может, поэтому клюква так популярна за рубежом, ведь там люди больше внимания уделяют себе и своему здоровью? Хочется верить, что и мы обратим свои взоры на чудо-ягоду и будем больше употреблять ее в пищу, заменяя экзотичные чудо-средства от всего на свете на родную и доступную ягоду.

Клюквенной столицей Беларуси уже много лет считаются Миоры. Именно в этом городе с 2012 года проходит ежегодный экофестиваль «Жураўлі і журавіны Міёрскага краю» — мероприятие, популяризирующее и регион, и его ценнейший природный ресурс. В этом году фестиваль будет встречать гостей 19 сентября, когда уже не только официально разрешен сбор клюквы, но и можно оценивать первый урожай. Кстати, в этом году сбор клюквы в Витебской области разрешен с 6 сентября.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Фото: United Nations Development Programme in Europe and CIS

На фестивалях прошлых лет можно было сходить на интереснейшие экскурсии на болото, понаблюдать за птицами, увидеть чествование лучших сборщиков и сдатчиков клюквы, продегустировать блюда народной кухни с клюквой или просто попить вкусного и полезного клюквенного морса и купить миорско-ельнинской клюквы. В этом году на фестивале, помимо традиционных мероприятий, ожидается презентация бренда города Миор. Правда, интрига уже несколько раскрыта, и интересующиеся могли видеть и журавлей, и журавiны Миор в презентации агентства «Молоко». Каким будет праздник в этом году — каждый желающий может увидеть воочию. А мы напомним, что высокий туристический сезон в Ельне и Миорах — с конца августа по октябрь.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Фото: planetabelarus.by / Сергей Плыткевич

Сам город Миоры небольшой, главная архитектурная достопримечательность города — набережная Миорского озера с видом на костел Вознесения Девы Марии. Костел построен в неоготическом стиле в 1907 году на месте деревянной часовни. В 1950-е годы церковь была закрыта, здание приспособлено под склад зерна, но уже в 1956 году храм возвратили верующим. В 1997 году на территории костела Вознесения Девы Марии появилась еще одна местная достопримечательность — памятник, посвященный нерожденному ребенку. Эта печальная, но светлая конструкция стала особенно популярна среди посетителей храма.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Фото: tut.by

Часто увлеченные храмом туристы не замечают достаточно интересную набережную, которая сохраняет следы истории новейшего времени. Плиты, лежащие на набережной Миор, некогда покрывали взлетно-посадочную полосу запасного военного аэродрома неподалеку от города. Сам военный аэродром был строго засекреченным, на картах советского времени обозначался как «пионерлагерь». Миорский аэродром в 1980-е был единственным на весь СССР запасным аэродромом с твердым бетонным покрытием. Летчики говорили, что садиться на него — «как на блюдечко». А в марте 1998 года стратегическая точка закрылась. Долгое время аэродром был законсервирован, а потом плиты со взлетно-посадочной полосы разлетелись по всей Беларуси, а часть приземлилась на набережной.

И пока Миоры готовятся к своему фестивалю, а клюква еще зреет на болоте, вдруг повернувшим свои взоры к политике белорусам не лишним по дороге к Миорам будет вспомнить о том, что история может и учить, и предрекать, и быть поводом для гордости и сожаления.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Фото: twitter.com / NeuroHobbit

На такие мысли наталкивает деревня Леонполь — населенный пункт с не характерным для нашей страны названием и уникальный тем, что именно здесь сохранилась 9-метровая колонна в честь Конституции 3 мая 1791 года — основного закона Речи Посполитой, в состав которой в то время входили земли современной Беларуси. Эта конституция стала первым подобным документом в Европе (Франция примет нечто подобное только в сентябре того же 1791 года) и вторым во всем мире после американской (1787). Просуществовавшая чуть более года Конституция 3 мая тем не менее долгое время идеализировалась и историками, и политологами Польши. Так, польский исследователь конституционного права Бронислав Дембиньский век спустя писал: «Чудо конституции не спасло государство, но спасло народ». Поляки мифологизировали конституцию, считая ее национальным символом и кульминацией Просвещения в рамках польской истории и культуры. Начиная с 1918 года, когда Польша вновь обрела независимость, День Конституции считается главным гражданским праздником страны.

Как же появилась здесь, в Леонполе, эта 9-метровая колонна? Родовое имение Лопатинских (именно представитель этого рода переименовал деревню Чуриловичи в честь своего отца Леона в Леонполь) после первого раздела Речи Посполитой оказалось в приграничье. По Западной Двине прошла граница с Российской империей, и хозяин усадьбы Ян Лопатинский поставил этот сохранившийся до наших дней мемориал, чтобы увековечить место, где заканчивается свобода, дарованная конституцией, и начинается несвобода — государство, где документ, похожий на конституцию, примут только в начале XX века (1906 год).

Побывав у подножия этой колонны, самое время ответить себе на вопрос, кто же мы: люди на болоте или дети Европы? Почему именно так звучит вопрос? Да потому, что совсем неподалеку от Леонполя и Миор находится родовое имение Милошей — деревня Милошово и родовая усыпальница рода Милошей, а также граничащая с ней деревня с экзотическим названием Идолта. К роду этих самых Милошей относится Ч. Милош — польский поэт и публицист, нобелевский лауреат по литературе (1980), автор во все времена актуального стихотворения «Дитя Европы», автор эссе «Порабощенный разум», праведник мира.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Часовня-усыпальница рода Милошей. Фото: holiday.by

Часовня-усыпальница рода Милошей возведена в 1862 году. Это одна из самых сохранившихся родовых усыпальниц Беларуси того времени. Способствовало сохранности часовни месторасположение — удаление от населенных пунктов с активными историческими событиями. Недалеко от часовни находится также усадебный дом Милошей, отреставрированный в 2005-2008 годах, тут же сохранились некоторые хозяйственные постройки и пейзажный парк. Последние представители рода Милошей покинули свое родовое имение в 1917 году с приходом советской власти.

Кто мы: люди на болоте или дети Европы? Найдите ответ в Миорах
Костел Матери Божией Шкаплерной. Фото: geocaching.su

Совсем рядом с усадьбой и усыпальницей рода Милошей в деревне Идолта находится еще один уникальный для нашей страны объект — костел Матери Божией Шкаплерной. Уникален он прежде всего своим внешним видом — это единственный храм в Беларуси в стиле модерн, построенный в не самое простое время — в 1939 году — и освященный уже во время войны. Храм не закрывался с того времени. Знающие утверждают, что на севере Италии есть точно такой же храм и наш строился по его образцу. Так это или нет — вряд ли удастся проверить в этом туристическом сезоне. А вот наслаждаться видами храма в Идолто-Милошово — очень даже возможно.

И абсолютно точно возможно путешествовать по Беларуси, делать свои собственные открытия и выводы о ходе истории, своем значении и предназначении, ежедневно совершая правильные выборы и не уклоняясь от главного выбора лета-2020.



Курс бел. рубля 24.11.2020
Нал. (банки Минска)
покупкапродажа
$12.55502.5620
13.03103.0380
p1003.35003.3640
Б/нал. (НБРБ)
$12.5514
13.0284
p1003.3658